Дружба: решиться на разрыв

Исчерпавшей себя дружбе мы нередко предпочитаем дать угаснуть самой, не решаясь ее оборвать. И все же в дружбе, как и в любви, разрыв отношений порой обладает целительной силой.

Основные идеи

  • Дружеские, как и любовные, отношения, развиваясь, проходят этапы идеализации и разочарования.
  • Миф о дружбе на века сегодня заменил собой миф о вечной любви, отчего потеря друга особенно болезненна.
  • Из боязни конфликта не стоит забывать: расставания служат ступенями для нашего внутреннего роста.

«Прощальное письмо – это лучшее, что я смогла придумать, – рассказывает 36-летняя Ольга. – С Верой мы дружили лет десять, но это были отношения из серии «один целует (и это была я!), другой подставляет щеку». Чем дальше, тем труднее мне было это терпеть. Я пыталась расстаться без объяснений, увеличивала дистанцию, но ничего не выходило. В конце концов я просто написала Вере письмо. Гордиться тут, конечно, нечем, но, по крайней мере, я испытала большое облегчение».

Взаимная привязанность, теплота, искренность, духовная близость – все то, что ассоциируется у нас с дружбой, – делают ее одной из самых больших ценностей в нашей жизни. Но вместе с тем дружеские отношения нередко причиняют нам боль. Как и любовь, дружба начинается с идеализации другого, за которой (спустя время) следует разочарование. И чем сильнее были наши ожидания, тем интенсивнее дружба и тем болезненней мы воспринимаем даже самый незначительный разлад. Нам трудно принять другого таким, каков он есть в реальности, и мы не всегда готовы выстраивать с ним новые отношения.

«В дружбе, как и в любви, каждому из двоих невозможно раскрыться полностью, – говорит доктор философских наук Игорь Кон, автор бестселлера «Дружба»*. – Потребности всегда превышают возможности их реализовать, и это становится источником глубинных переживаний, чувства неудовлетворенности. Кроме того, дружбе, как и любви (поскольку это чувства исключительные), нередко сопутствует ревность. А уж когда у друзей возникает острое непонимание, или ощущение измены, обмана, или они чувствуют охлаждение, это становится настоящей драмой». И отношения прерываются.

Алла,

28 лет, экономист

«Я не сжигаю мосты»«В детстве я поклялась, что вырвусь из нашего маленького городка в столицу. Мне это удалось: я живу в Москве, хорошо зарабатываю, люблю свою работу. Когда приезжаю навестить родителей, обязательно встречаюсь с подругами детства. Они жалуются на жизнь, на своих мужей, на детей. Конечно, я их выслушиваю. Но говорим мы на разных языках и ничего важного сообщить друг другу не можем. И все же я не сжигаю мосты. Рядом с подругами я испытываю какую-то удивительную легкость беззаботного детства: в конце концов, я ни с кем никогда так не веселилась, как с ними. Конечно, время, когда мы были подростками, не было безоблачным, но нас поддерживала наша дружба. Есть, не скрою, и еще один приятный для меня момент в наших встречах. Глядя, как живут мои подруги, я думаю: «Какое счастье, что я вырвалась отсюда!»

Миф о бескорыстии

Трудно решиться на разрыв, когда явного повода для этого нет, но недовольство от общения нарастает: после каждой встречи остается раздражение, ощущение неприязни, чув-ство неловкости. Когда дружба переживает кризис, стоит ра-зобраться: каков механизм наших отношений? Что я ищу в них? Почему так сильно в них нуждаюсь?

Как бы ни было больно, в каждом разрыве дружеской связи есть глубинный смысл.

Благодаря дружбе мы нередко пытаемся решить свои внутренние проблемы, делая это бессознательно, но такие отношения всегда чреваты разочарованиями. Так, с помощью другого можно пытаться поднять собственную самооценку. «Часто мы видим нарциссические дуэты, в которых партнеры идеализируют друг друга и дружат потому, что благодаря этим отношениям могут повысить самооценку и ощутить моральную поддержку», – рассказывает юнгианский аналитик Лев Хегай. «Но потребность в самоуважении и любви к себе невозможно реализовать в общении, – говорит психотерапевт Анна Варга, – ни с другом, ни с возлюбленным, ни с кем-либо еще – она реали-зуется только в конкретных результатах собственной деятельности человека. Обычно тот, за счет кого мы пытаемся самоутвердиться, выбивается из предложенной ему роли, и дружба быстро заканчивается».

Так же бессмысленно искать в дружбе спасения от одиночества. «Переживание этого чувства свидетельствует о внутренней дисгармонии, о том, что человек не в ладах с самим собой, и, конечно, дружба ему не может помочь изменить это самоощущение», – продолжает Анна Варга. «За мифологическим представлением о бескорыстной, преданной, вечной дружбе нередко скрываются иные отношения, – утверждает Лев Хегай. – В каком-то смысле дружбы (в ее мифологическом описании) как таковой вообще не существует – чаще всего это бессознательное использование друг друга, другими словами корысть. И разрыв дружбы наступает тогда, когда один из партнеров перестает исполнять свою функцию, когда его больше невозможно использовать в прежнем качестве. Например, подруга долгое время выслушивала и одобряла другую, а потом (в силу самых разных причин) перестала это делать». Такое однозначное представление о прагматической природе дружбы может показаться шокирующим. По данным социологов, лишь 1% россиян, описывая понятие дружбы, задумываются о корыстности в этих отношениях**. Для нас важнее взаимная помощь и поддержка, преданность, верность, готовность к самопожертвованию (об этом говорят 40% россиян), доверие и откровенность между друзьями (30%).