Виноватые нашего времени

3. Тот, кто вкусно поел

Анне 30 лет, ее рост 1 м 68 см, вес 55 кг, она не без усилий поддерживает свою замечательную форму:

«Я ем только безуглеводные продукты, постоянно считаю калории… Но иногда ничего не могу с собой поделать и съедаю мороженое или сладкую булочку. Но это не доставляет мне чистого удовольствия: я знаю, что потом буду себя за это ругать и еще больше ограничивать».

В чем проблема?

«Питание стало чуть ли не основной причиной, по которой большинство из нас страдает комплексом вины, – утверждает фран-цузский психотерапевт Жерар Апфельдорфер (Gerard Apfeldor-fer). – Что и сколько мы едим – это больше не зависит от наших потребностей: ощущения голода, чувства пресыщения или удовольствия. Все чаще на этот процесс влияют стереотипы питания, навязанные модой и обществом». Но нельзя сохранить пропорции фотомоделей (то есть соответствовать современным тенденциям) и остаться равнодушными к изобилию продуктов. Именно поэтому многие из нас чувствуют себя виновными, когда... просто едят. Не исключено, что скоро уже никто не решится проглотить кусочек жареной картошки, не извиняясь!

Как поступить?

Необходимо снова научиться есть, исходя из внутренних потребностей: прислушиваться к своему аппетиту, к ощущениям сытости и голода, к своим вкусам... Наша задача – вернуться к физиологическому отношению к пище, уйдя от эмоционального. «Будучи пленниками своих эмоций, некоторые из нас едят под влиянием тревоги, ярости или страха и не отдают себе в этом отчета, – замечает Жерар Апфельдорфер. – Но стоит эмоциям утихнуть, как человек осознает, что поел зря, и чувствует себя виноватым». Выход? Учитесь освобождать эмоции другими способами (спорт, развлечения…), а еда пусть станет для вас моментом чувственного наслаждения».

Об этом: Тамаз Мчедлидзе «Возвращение к себе». Меди, 2005.

4. Плывущий по течению

Как и 10 лет назад, 28-летний Максим работает менеджером в небольшой компании, живет с родителями и не испытывает желания менять что-либо в своей жизни.

«Я понимаю, что пребывать в том же состоянии, что и в 18 лет, неестественно. И что надо бы быть честолюбивее. Я часто думаю об этом, да и родители не устают напоминать мне о том же... Но годы идут, и все остается по-прежнему».

В чем проблема?

«Детство молодых людей, приближающихся к 30-летию, пришлось на конец 80-х – начало 90-х, время перемен. Растерянность, разочарование, беспомощность, которые они видели в своих родителях, стали для некоторых из них настоящей психологической травмой, – предполагает Светлана Кривцова. – Бессмысленность активной собственной позиции – вот что молодые люди вынесли из этого опыта: «В нашей стране нет смысла напрягаться, все равно проиграешь». Времена изменились, но бессознательные детские установки для некоторых остались особенно устойчивыми. Большинство молодых не хотят повторять путь своих родителей. Но позволить себе жить как живется – значит выступать против общества, направленного прежде всего на достижения. Отсюда – чувство вины за ничегонеделание, и чем оно дольше длится, тем сильнее подавляется желание действовать. В результате возникают хандра, упадок сил, депрессия.

Как поступить?

Используйте свою пассивность с пользой для дела. «Пока есть время, разберитесь, для чего вы делаете то, что делаете сейчас, подумайте, чему бы вы хотели посвятить свою жизнь, если бы у вас не было ограничений в выборе, – рекомендует Светлана Кривцова. – Главное – не задирать планку, опираться на реальность, а не на идеальный образ себя. Можно также попробовать реконструировать то, что когда-то нравилось, вспомнить, что доставляло удовольствие». В конце концов, даже небольшие изменения в повседневной жизни помогут разобраться в ситуации: спланируйте неделю, наметьте конкретные, выполнимые задачи. Так вы ощутите вкус к постепенному продвижению вперед – в своем ритме.

Об этом: Эрих Фромм «Человек для себя». АСТ, Харвест, 2006; Альфрид Лэнгле «Жизнь, наполненная смыслом». Генезис, 2006.