Чтоб вам пусто было

Черный день календаря

Порой мы оставляем вещи на всякий случай, на черный день. «Есть в этой народной мудрости разумное зерно?» — спрашиваю я Михаила Засловского. «На самом деле психологи, занимающиеся этой проблемой, хорошо знают, что аргумент: «А вдруг именно эта вещь срочно понадобится мне через полгода!» — всего лишь маскировка. Существует даже термин: спасительный черный день. Прикрываясь им, мы на самом деле погружаемся в весьма небезопасные состояния — от стойкой подавленности до самой настоящей депрессии. А старые вещи — это добровольно возведенная баррикада между нами и окружающими».

«В состоянии депрессии нам действительно не хочется ничего в жизни менять, — добавляет Елена Голубова. — Этим, кстати, часто объясняется так удивляющая многих пассивность женщин, подвергающихся в семье насилию: наступает абсолютный паралич воли, и любые перемены кажутся еще более травмирующими, чем то, что уже есть. Принцип — сохранить во чтобы то ни стало привычные обстоятельства и знакомую среду — распространяется и на вещи. Мы вдруг влезаем в старые джинсы и свитера, не можем расстаться со сношенными босоножками или давно засохшим в вазе букетом. Причем очень часто мы не признаемся себе, что живем в состоянии затянувшегося внутреннего дискомфорта. И тут именно вещи могут поведать о нашем неблагополучии».

Счастье оптом и в розницу

Вы всегда были равнодушны к технике? Тогда отчего за последние два года меняете уже четвертый мобильный? Неужели действительно из-за новой серебристой панели? И, положа руку на сердце, не могли бы вы и по сей день спокойно жить со своим старым «связным»? «Да с радостью!» — скорее всего, отозвались бы многие из нас. Но куда деться от рентген-взглядов деловых партнеров, оценивающих наши атрибуты успешности. А еще есть друзья-подруги, по счастью, пока не задетые ржавчиной политкорректности, всегда готовые высказаться на предмет подобного антиквариата в определенном тоне. В конце концов все происходит как в классическом анекдоте: лучше отдаться, чем пускаться в объяснения. Отдаться маркетологам, рекламщикам и пиарщикам. Да, готов купить, «сникерснуть», не дать себе засохнуть, на все готов — только оставьте, оставьте, наконец, в покое! Не оставят — даже не надейтесь. И останется лишь пожинать плоды того, что по­слушно повелись на сладкоголосую трубочку Нильса, подобно известным созданиям Сельмы Лагерлеф. Мы даже почти согласились с тем, что категорию счастья рекламщики раскололи для нас, как белки орешек. В общем, счастье отныне — это сама возможность приобретения. Чтобы вырваться из хитроумного сачка для «осчастливленных» потребителей, психологи советуют проделать маленькое упражнение. Выложите на стол все свои покупки, скажем, за последний месяц и проанализируйте: какая вещь приносит пользу или доставляет эстетическое удовольствие, а какая только мешает вам на столе, в косметичке или бардачке в машине. Отложите те и другие в разные стороны и попробуйте вспомнить, при каких обстоятельствах они приобретались. Скорее всего, вы обнаружите, что ультрамариновая, ни разу не тронутая подводка была куплена под воздействием чар любимой актрисы, раскрывающей секреты лучезарной красоты в одном из журналов. И эта баночка с кремом для рук так привлекательно выглядела на картинке, что на содержимое можно было не обращать внимания. Между тем куда лучше служит старый-добрый отечественный тюбик. Но продавцы счастья давно убедили нас: лучшее лекарство от депрессии — не фитнес с аквааэробикой, а интенсивный шопинг.

Разумеется, наши гуру психологии не призывают сразу же выбрасывать ту половину вещей, что вы купили под влиянием умело дергающих за веревочки рекламных кукловодов. Однако в следующий раз, собираясь что-то приобрести, остановитесь и постарайтесь мысленно проделать то же самое упражнение. Просто вспомните детскую считалочку: «Кто же там сейчас ведет? Кукла или кукловод?»