Если ребенок – единственный

Почему я один?

Два вопроса к семейному психотерапевту Инне Хамитовой*
Psychologies: Почему некоторые родители решают иметь только одного ребенка?Инна Хамитова: Все зависит от их личного опыта и семейной истории… Решение иметь одного ребенка может быть обусловлено ограничениями по здоровью одного из родителей. Кроме того, если первенец постоянно болеет, родители не чувствуют в себе сил на воспитание еще одного малыша. Иногда люди, вступающие в повторный брак, не хотят заводить еще детей, если в первых браках у них уже есть дети. Часто супруги, имеющие проблемы в отношениях, считают, что рождение второго ребенка усугубит и без того конфликтную ситуацию. Некоторые родители боятся, что не смогут любить второго ребенка так же сильно, как первого, другие не хотят жертвовать своими интересами и увлечениями ради большой семьи. Препятствием могут также быть жилищные или материальные проблемы.Должны ли родители рассказывать ребенку, почему они решили, что он будет единственным?Об этом стоит поговорить, особенно если ребенок спрашивает, почему у него нет братика или сестрички. Такой разговор его немного успокоит, снимет тревогу. Ведь нередко единственные дети стараются стать идеальными для своих родителей, они словно берут на себя ответственность за их решение иметь одного ребенка. Тревога возникает, когда родители предъявляют слишком высокие требования (например, к успеваемости в школе) и слишком разные ожидания (мама, например, мечтает, чтобы единственный сын стал художником, а папа видит его в роли руководителя крупной фирмы). В этих случаях ребенок оказывается вовлечен в «конфликт лояльности», который неизбежно разрушает его душевное равновесие.* Инна Хамитова – клинический психолог, член Общества семейных консультантов и психотерапевтов.

ИЛЛЮЗИЯ РАВЕНСТВА

Если посмотреть на 11-летнюю Анастасию, когда она идет по улице со своей мамой Аленой, нетрудно догадаться, что Настя – единственный ребенок. У них с мамой одинаковая походка, они одеты в одном стиле и болтают как лучшие подруги. В семье, где ребенок единственный, часто нет разделения на взрослых и детей: дети перенимают некоторые «взрослые» черты – и наоборот. В семье царят принципы демократии, а не педагогики, и у ребенка создается иллюзия равенства. Нередко родители называют своих единственных детей «мой лучший друг» или даже «моя младшая сестренка», а дети вторят: «Моя лучшая подружка – это мама». Большинство современных родителей уверены, что это очень хорошо – быть лучшим другом своего ребенка. Но те ли это отношения, которые ему нужны? «Дети, как правило, принимают тот стиль отношений, который им предлагают родители, – поясняет Анна Скавитина. – Но если, например, у девочки уже сложились дружеские отношения с мамой или отцом, может оказаться, что ей нет необходимости искать общения за пределами семьи». Если в жизни единственного ребенка родители играют роль друзей, то выполнять роль родителей оказывается некому. «Ребенку очень важно видеть в родителях образец взрослого поведения и отношения к жизни, – рассказывает детский психолог Александр Венгер. – Крупнейший психолог Даниил Эльконин называл это «идеальной формой»: таким я пока не являюсь, но хотел бы стать со временем. А если я уже сейчас чувствую, что мы с родителями одинаковые, то мне некуда расти». Это не значит, что не надо дружить со своим ребенком: важно найти равновесие.