Депрессия: как уйти от черных мыслей?

Подавленное настроение, грусть, чувство вины, ощущение, что ты ни на что не способен… При депрессии жизнь воспринимается только в мрачных тонах и кажется, что нет выхода из этого состояния. Однако с депрессией можно справиться, утверждают психиатры и психотерапевты.

Стоит кому-нибудь в нашем окружении сказать, что у него депрессия, мы начинаем смотреть на него с невольным упреком. «Соберись, возьми себя в руки», – чаще всего произносится в ответ. Ведь мы уверены, что наш знакомый всего лишь не умеет (не хочет) контролировать свое настроение и делает из мухи слона. «Это происходит потому, что депрессию мы часто путаем с печалью, грустью, хандрой, – поясняет психиатр Елена Вроно. – Она кажется нам временным состоянием вроде насморка или синяка от ушиба – тем, что проходит само собой. Однако депрессия – самая настоящая болезнь». Исследования нейрофизиологов показывают, что ее влияние на здоровье человека может быть чрезвычайно опасным . Но депрессия лечится. На помощь приходят антидепрессанты и психотерапия. Каковы же причины этого заболевания? Как оно проявляет себя? И что делать, если мы сами или близкий нам человек заболел?

Как определить, о чем идет речь

Не каждое негативное переживание говорит о состоянии депрессии. Печаль, грусть, тоска – это отдельные эмоции, а депрессия предполагает сложную комбинацию чувств, представлений, воспоминаний и мыслей. «Так, на протяжении жизни мы неоднократно переживаем печаль, которая является адекватной реакцией на ситуацию разлуки, разочарования, неудачи, потери, – рассказывает американский психолог Кэррол Изард (Carroll Izard). – При депрессии печаль дополняется другими эмоциями – чаще всего стыдом, потерей самоуважения и агрессией, которую человек испытывает по отношению к самому себе»*. Если ваши близкие или вы сами начали смотреть на жизнь чересчур мрачно, стоит понять, с чем вы имеете дело – с сильным эмоциональным переживанием каких-то событий в жизни или с душевным расстройством. «Подавленное настроение, потеря интереса к жизни, упадок сил, апатия, когда ничто не приносит удовольствия. Ощутимое снижение аппетита и веса. Бессонница или сонливость. Беспокойство или вялость. Снижение работоспособности, ухудшение памяти и концентрации внимания. Утрата смысла жизни. Если большинство этих признаков проявляют себя постоянно и не меньше двух недель, можно говорить о том, что это депрессия», – считает Елена Вроно. Известно также, что тенденция принимать на свой счет все сказанное, в особенности неприятное («это моя вина», «вечно мне не везет»), также является признаком депрессивных состояний. «Важно знать, – продолжает Елена Вроно, – что признаки депрессии могут проявлять себя как в достаточно мягкой форме, так и носить ярко выраженный (болезненный) характер».

Две причины: наследственность и стресс

Депрессию изучают разные специалисты: нейрофизиологи, биохимики, генетики, эндокринологи, психологи. И все они сходятся во мнении, что это заболевание обуславливают два основных фактора: наследственная предрасположенность и среда, в которой растет и живет человек.

Одно из последних генетических исследований провела группа ученых из университета Гранады (Испания) под руководством профессоров Хорхе Бальестероса (Jorge Ballesteros) и Бланки Мартинес (Blanca Martinez)**. Они доказали связь между возникновением депрессии и особой структурой одного из генов, связанного с механизмом переноса серотонина (нейротрансмиттера, отвечающего за наше настроение). Оказалось, что у тех из нас, кто является носителем такого генотипа, пусковым механизмом депрессии может стать самый незначительный стресс. Те же, у кого иная структура этого гена, депрессии не подвержены вовсе.

Между тем существует и другой взгляд на возникновение этого заболевания. «Очевидно, что депрессия имеет семейное происхождение, – считает американский психоаналитик Нэнси Маквильямс (Nancy McWilliams), – но пока мы не можем оценить, в какой мере это заболевание передается генетически, а в какой депрессивное поведение родителей становится причиной для схожего поведения их детей»***. «Послеродовая депрессия матери, которая сопровождается подавленностью, отстраненностью, тревожностью, невозможностью чувствовать потребности младенца, очень сильно на нем сказывается и в какой-то мере способствует возникновению предрасположенности к этому заболеванию, – соглашается психоаналитик Виталий Зимин. – Дело в том, что границы «Я» в младенчестве очень размыты, ребенок еще не разделяет себя и окружающих его людей и материнскую депрессию переживает как собственную».

Иными словами, наличие «неблагоприятного» генотипа не является необходимым условием для формирования депрессивных расстройств. Больше того, теплые, доверительные отношения в семье снижают риск заболевания, даже если к ним есть генетическая предрасположенность.

Лечение депрессии помогает справиться с хроническими заболеваниями

Депрессия и апатия способны вывести из строя гораздо больше людей, чем могут стенокардия, артрит, астма и диабет, – такой вывод сделала группа экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) под руководством доктора Сомната Чаттерджи (Somnath Chatterji)*. Они провели опрос среди 245 000 человек из 60 стран – участниц ВОЗ. Участники опроса ответили на вопросы: как они спят, беспокоят ли их боли, интенсивны ли они, есть ли у них проблемы с памятью и концентрацией внимания, как они справляются с каждодневными задачами. Результаты опроса показали, что наиболее разрушительна для здоровья именно депрессия; если же человек страдает депрессией на фоне хронического заболевания, это усугубляет протекание болезни. 3,2% опрошенных испытывали состояние депрессии хотя бы один раз за последний год; среди страдающих стенокардией таких было 4,5%; среди больных артритом – 4,1%; среди астматиков – 3,3%; среди диабетиков – 2%. Более того, до 23% людей страдают депрессией на фоне одного или нескольких из перечисленных выше заболеваний, что гораздо выше, чем вероятность развития депрессии у человека, не имеющего хронической болезни. «Депрессия в сочетании с хроническим недугом действует на организм разрушительно, поскольку ухудшает состояние больного, несмотря на лечение основной болезни, – утверждает доктор Чаттерджи. – Такие результаты указывают на необходимость сделать лечение депрессии приоритетным».

Светлана Соустина

*The Lancet, 8 сентября 2007 года.