Что следует знать человеку о своих родителях

Государство, профессиональная медицина и семья

Ни одно государство не требует от родителей, использовавших гаметы от постороннего лица, рассказывать об этом своим отпрыскам. Это будет рассматриваться как вмешательство в компетенцию и нарушение автономию семьи. Тем не менее существуют заметные различия в том, как государства реагируют на эту проблему.

На Западе большинство стран создало комиссии или комитеты, призванные анализировать и оценивать новейшие достижения в области искусственного воспроизводства, формулировать соответствующие рекомендации. Важный вывод этих аналитических исследований — прежде необходимо «обеспечить интересы ребенка», «благополучие ребенка» или «верховенство ребенка». В большинстве аналитических докладов особое внимание уделяется тем, кто считается наиболее уязвимыми — детям, — и утверждается, что именно на этих принципах должны основываться и политические решения, и выбор методов лечения. Так, в докладе, который был подготовлен Австралийским советом по семейному праву (доклад комитета Эша), основное внимание сосредоточено на следующих моментах:

Репродуктивные технологии принципиально отличаются от других последних достижений в науке, технике и биотехнологии тем, что позволяют создавать новую жизнь, а не просто поддерживать и продлевать уже существующую жизнь.

Вопросы, возникающие в связи с репродуктивной технологией, не являются исключительно или преимущественно медицинскими или научными. Здесь возникают фундаментальные социальные, правовые и этические проблемы, затрагивающие все сообщество.

Благополучие и интересы ребенка, родившегося благодаря репродуктивной технологии, должны быть объектом первостепенного внимания. Процедуры репродуктивной технологии должны назначаться только тогда, когда существуют соответствующие условия для того, чтобы обеспечить в будущем благополучие рожденного таким образом ребенка.

Важно отметить, что при искусственном воспроизведении человека с использованием гамет от постороннего лица речь идет о создании семьи. Дело в том, что с самого начала эта технология осмысливалась как медицинское лечение бесплодия и в этом качестве развивалась внутри медицинской сферы. Прежде всего именно от практикующих медиков исходили и советы парам держать в секрете обстоятельства зачатия ребенка.

Как один из защитников распределения информации в семьях и ослабления медицинского патернализма, я не раз слышал и читал критику в свой адрес. Упомяну о двух упреках, оба исходили от практикующих медиков. Первый упрек касается того, что у меня нет данных в поддержку того, что распространение информации несет благо для семей. В действительности у меня есть кое-какая информация, включая исследование в Германии, которое показало, что 25% родителей, использовавших ИОД и утаивавших это, чувствовали себя угнетенными. Вместе с тем я предложил бы приверженцам закрытости представить их данные, свидетельствующие в пользу того, что для семей закрытость лучше, чем открытость. Я не встречал такой информации. Весьма затруднительно провести полноценное исследование для того, чтобы измерить влияние открытости и закрытости. В любом случае прошли бы многие годы, прежде чем его результаты стали бы доступными.

Второй упрек я услышал от видного британского профессора акушерства и гинекологии, который сказал мне: «то, чем вы занимаетесь в Новой Зеландии (распределение информации) — очень опасный эксперимент.» На этот упрек я ответил ему, что с самого начала ИОД было «опасным экспериментом», поскольку при этом от отпрысков скрывалась жизненно важная информация.

Правительства разных стран идут в разных направлениях в том, что касается поощрения либо сдерживания обмена информацией. Я, однако, готов утверждать, и привести тому примеры, что культура распределения информации передается реципиентам прежде всего именно в контактах между врачами (и другими медицинскими работниками) и парами-реципиентами.

Распределение информации затрагивает психосоциальные, правовые и этические аспекты взаимоотношений между участниками. Медицинский аспект, очевидно, существенен для диагностики и выбора методов лечения. Однако распределение информации порождает проблемы, которые по своей сути не являются медицинскими. Становится все больше свидетельств того, что людям, зачатым в результате ИОД, не нравится, что это утаивалось от них, когда они росли. Многие из них настаивают: они должны знать поставщиков спермы, благодаря которой они родились, а одна девочка и ее брат даже собирались довести дело до Европейского Суда.

В течение многих лет доктора утверждали, что человека нельзя выбирать в качестве поставщика спермы, если в будущем возможен контакт с ним. Однако проведенные исследования показывают, что многие поставщики спермы не придерживаются взглядов, предписываемых им докторами.