Инфернальный круг ревности

Естественное чувство...

«Ревность – чувство нормальное. Если она отсутствует, то только потому, что стала объектом мощного подавления. И поэтому, уйдя в бессознательное, она играет еще более значительную роль», – утверждал Зигмунд Фрейд.

39-летний Михаил считает, что больше не способен ревновать, потому что «достаточно наревновался в детстве»: в его семье было пятеро братьев, и он ощущал себя заброшенным и никому не нужным. «Ревность? Став взрослым, я нашел для нее хорошее противоядие – равнодушие. Как только женщина, которая мне нравится, начинает провоцировать во мне это чувство, я мгновенно теряю интерес к ней и начинаю ее презирать». Михаилу кажется, что он не испытывает ревность, потому что ревнует он слишком сильно. Он подавляет свои чувства, бессознательно ощущая, что они могут разрушить его. Таким способом он защищает себя от воскрешения непереносимой детской боли, чувства покинутости и одиночества, того, с чем он так и не научился справляться.

…которое может перерасти в одержимость...

«Пережить в течение жизни один или несколько конфликтов, связанных с ревностью, – вполне естественно, – считает французский социальный психолог Катрин Антони (Catherine Anthony). – Но стоит насторожиться, если ваши страхи о неверности любимого человека приобретают форму навязчивости: становится трудно думать о чем-то другом, в приступе ревности вы способны на неадекватные действия. В самых крайних случаях такие состояния могут угрожать целостности психики человека и даже привести к убийству или суициду». О таких «приступах» ревности рассказывает 46-летний Леонид: «Я дважды был женат. И обе жены ушли от меня, потому что я их патологически ревновал. Например, когда первая жена приглушенным голосом говорила по телефону, я весь превращался в слух и у меня словно алая пелена падала на глаза. Если я слышал «Ну давай, пока, целую», то просто выдирал шнур из розетки и разбивал телефон. Ко второй я внезапно приходил в середине дня в офис – она работала с моим приятелем. Если видел их вместе, подходил, ласково говорил: пойдем, у нас есть дела. И смотрел на реакцию. Она кричала, краснела, плакала. Ну точно, думал я, дело нечисто. Важно – я никогда на нее руки не поднял. Но угрожать угрожал, например что детей отберу».

От ревности, как от любви, вылечиться нельзя, но можно ей не позволить разрушить себя.

Патологические виды ревности вызваны прежде всего желанием безраздельно обладать другим человеком и страхом его потерять. «Такая эмоциональная зависимость связана с тем, что у ревнивца есть бессознательное представление, что он не сможет жить без любимого человека, – объясняет Михаил Ромашкевич. – Он не чувствует себя существующим без своего партнера, как младенец не чувствует себя существующим без матери. Такой человек не овладел «набором» навыков для самостоятельной жизни, и ему необходима «материнская фигура», которая «вдыхает» в него жизнь».

…или может скрывать гомосексуальные желания

Есть форма ревности, когда чувства направлены не на партнера, а на соперника (соперницу). К примеру, женщина может испытывать бессознательное влечение к любовнице мужа и страдать, так как та любит его, а не ее. И безумная ревность лишь выражает ее подавленное гомосексуальное желание. Рассказ 36-летней Светланы прекрасно иллюстрирует, как проявляет себя такое чувство: «Я прожила с Борисом три года, и причиной нашего разрыва послужила его профессия – он гинеколог. Я больше не могла выносить мысли о том, что он целый день видит женские половые органы. Однажды мне пришлось зайти к нему на работу, где я впервые увидела его пациенток. С этого момента, занимаясь любовью, я представляла себе их груди, их бедра… Это было нестерпимо».

«За ревностью и ненавистью к сопернику нередко скрывается любовь к нему, – уверен немецкий психоаналитик Петер Куттер (Peter Kutter). – Но презрение, с которым общество относится к подобной симпатии, вынуждает ревнивца убеждать себя в обратном». Например, в том, что не он, а его партнерша любит соперника, – так, проецируя гомосексуальные фантазии и желания, он изгоняет их из сознания. «Человек, испытывающий подобные чувства, – продолжает Петер Куттер, – считает любой поступок партнерши доказательством ее неверности, несмотря на то что у него нет реальных оснований ее в чем-либо подозревать». (см. «Об этом»).

Проблемы самооценки

37-летний Рамил расстался с женой после пяти лет мучительного брака. «Жена ревновала меня к своим подругам, устраивала сцены. Она могла при всех взять меня за лицо и отвернуть в свою сторону. Звонила во время совещаний и требовала доложить, где я, с кем, чем занят, и, не дай бог, слышала в трубке женский голос. После родов ее состояние только ухудшилось, и я не выдержал этой ненависти в ее глазах и унизительных слов в мой адрес. Мне кажется, ее ревность была вызвана какой-то патологической неуверенностью в себе и поэтому желанием тотального контроля».

Страх перед утратой любви

и ревность сильнее переживают люди с низкой самооценкой. Измена (реальная или мнимая) воспринимается ими как доказательство их никчемности – ведь в глубине души они убеждены, что не достойны хорошего к себе отношения. Малейшее подозрение в том, что близкий человек изменил или разлюбил их, унижает их достоинство. «В этом случае ревность вызвана нарциссической обидой, способной значительно снизить самооценку, – убежден Петер Куттер. – Ненависть и чувство мести являются лишь подсобными средствами, которые помогают выдержать унижение и вернуть себе потерянное чувство собственного достоинства. Победа соперника раскрывает человеку глаза на два обстоятельства: во-первых, его любовь не так уж и бесценна, а во-вторых, объект любви потерян. Ревность, словно безжалостное зеркало, показывает человеку, что он представляет собой на самом деле».

От ревности нельзя вылечиться, так же как нельзя излечиться от любви. Ревность нельзя отрицать, но можно не дать ей разрушить себя. «Наоборот, потеря любви нередко подталкивает человека к изменениям, к внутреннему росту, – считает Михаил Ромашкевич. – И помогает понять, что в жизни кроме хорошего есть много неприятного, болезненного. Что потеря любви и наша ревность – это неотъемлемая часть жизни. И умение их переживать – один из показателей душевной зрелости».

Чем это чувство похоже на зависть

Очень часто ревность смешивают с завистью. В некоторых языках для обозначения этих чувств используется одно слово (например, jalousie во французском). Действительно, эти переживания во многом схожи, ведь мы испытываем гнев, страх, самоуничижение. Мы сравниваем себя с более совершенным другим и чувствуем себя «не на уровне». По мнению американского психолога Питера Сэловея (Peter Salovey), зависть – это «ревность социального сравнения»*. Зависть предполагает наличие двух человек. Ревность всегда вовлекает в свою орбиту троих и имеет отношение к обладанию другим человеком, тогда как зависть – к сравнению себя с другим (не в свою пользу).

Е. Р.

*Journal of Personality and Social Psychology, vol. 47.

Об этом

Кэррол Изард «Психология эмоций» Питер, 2003.

Петер Куттер «Любовь, ненависть, зависть, ревность» Б.С.К., 1998.