Как жить с тревожным человеком

Он старается все предугадать, беспокоится по любому поводу и всегда готовится к худшему… Как помочь такому человеку и не поддаться влиянию его тревог, если живешь с ним под одной крышей? Об этом говорит семейный психотерапевт Анна Варга*.

Тревожный человек уверен в том, что мир полон реальных угроз и выжить в нем без специальных предосторожностей просто невозможно. «Он волнуется оттого, что постоянно ожидает проблем, – говорит Анна Варга. – В то же время, устав от непрерывного напряжения, он стремится защитить себя от собственной тревожности, для чего выбирает одну из трех распространенных стратегий поведения. Кто-то делает свою жизнь максимально предсказуемой: старается все предвидеть, проверить и просчитать. Обычно ему мало так вести себя самому, он еще пытается контролировать окружающих его людей, особенно близких. Другой защищает себя с помощью ритуалов: например, навязчиво наступает или не наступает на трещины в тротуаре, верит во всевозможные приметы, окружает себя разного рода оберегами. А кто-то старается избегать, насколько возможно, встреч с людьми, новых отношений, проектов – всего, что может стать причиной беспокойства. В предельном варианте его жизнь сводится к полному однообразию». Но все тревожные люди искренне верят в то, что в любой ситуации можно и нужно стремиться обезопасить себя на 100%. Со стороны очевидно, что подобные усилия отнимают у таких людей массу сил и здоровья – и почти ни к чему не приводят. Но как объяснить это тому, кто привык обо всем волноваться? Как помочь ему, не задев его чувств?

*Анна Варга – семейный психотерапевт, председатель правления Российского общества семейных консультантов и психотерапевтов; автор нескольких книг, одна из последних «Системная семейная психотерапия» (Речь, 2001).

ЛОГИКА ЭМОЦИЙ

Понять тревожного человека непросто, да и ему самому многие люди вокруг кажутся неадекватными. Может быть, поэтому так редко встречаются семейные пары, в которых один из двоих был бы по-настоящему тревожен, а другой – беспечен (но именно таких людей часто объединяет многолетняя дружба). «Любовь возникает между людьми со схожим уровнем тревоги. Беспокойные люди – «одной крови», при том что зоны их тревог могут не совпадать, – объясняет Анна Варга. – Они беспокоятся по разным поводам и часто не воспринимают переживания другого всерьез. Например, мать волнуется за сына-школьника: классная руководительница явно «имеет на него зуб». Муж уверяет ее, что поводов для беспокойства нет, а она просто «неадекватна». При этом он сам тоже очень тревожится, к примеру, из-за того, что неудачно – в самом узком месте двора – припарковал машину: ее могут поцарапать и т. д.» «Моя сестра во всем видит угрозу и постоянно отовсюду ожидает подвоха. А когда действительно происходит что-то серьезное, она просто теряет голову, – рассказывает 32-летняя Ирина. – Когда моя 10-летняя племянница Саша упала с велосипеда, сестра буквально рыдала: «Как я могла это допустить!» И потом несколько дней не отпускала дочь от себя ни на шаг. Все попытки ободрить ее, доказать, что падение закончилось удачно – легким ушибом руки, а могло быть хуже, – обижали и раздражали ее, ей казалось, что мы совершенно не понимаем всей серьезности ситуации». «Когда человек тревожится, он находится в мире эмоций, – поясняет Анна Варга. – Рассказывая о своих переживаниях, он нередко подкрепляет их демонстративным поведением – и все для того, чтобы его ощущения не подвергли сомнению, чтобы его пожалели, посочувствовали, поддержали. Оказываясь рядом с ним, близкие, как правило, пытаются остудить его эмоции и говорят с ним с точки зрения логики, с позиции рационального мира. Он кричит: «Мне плохо!» – и слышит (как ему кажется) холодный ответ: «В чем дело, что такого случилось? Давай разберемся». Конструктивного диалога не получается, ведь люди говорят на разных языках. А в результате обижаются друг на друга, замыкаются и непонимание усиливается».Когда человек кричит о том, что ему плохо, а его не слышат, он начинает кричать еще громче, но, как правило, добивается лишь того, что близкие еще упорнее уходят в свой рациональный мир, пытаясь спрятаться, абстрагироваться от его тревожности. «В результате к психотерапевтам приходят пары, где один из супругов давно разучился чувствовать, а другой – думать. Один думает за всех, другой чувствует за всех, и оба страдают от того, что они потеряли контакт», – комментирует Анна Варга.

НАЧАТЬ ДИАЛОГ

Мы сочувствуем окружающим: близким, коллегам по работе, друзьям, соседям или просто случайным попутчикам. Но сочувствовать, не заражаясь тревогой, не повышая свой собственный уровень тревожности, действительно очень трудно. Для тревожных людей проблемы и опасности всегда реальны. Они не придумывают их, но преувеличивают реальные трудности и начинают их бояться. Они уверены, что их переживания не напрасны, а окружающие просто не догадываются о том, насколько опасен мир. «Люди, склонные к беспокойству, очень рассудительны, – уточняет Анна Варга. – В разговорах они приводят логические доводы и жестко отстаивают свой взгляд на события. Не стоит заводить с ними разговор «по горячим следам», то есть когда они возбуждены чем-то и безапелляционны. Лучше поговорить позже, когда близкий вам человек немного «остынет». Не подвергайте сомнениям его тревоги и не пытайтесь переубедить. Выслушайте, успокойте, согласитесь: да, тревожно, я понимаю, что тебя это так беспокоит, и постарайтесь переключить его мысли на что-то иное. И всегда обращайте его внимание на позитивные стороны конкретной ситуации. Проявите терпение и понимание: человеку нужно время, чтобы измениться, так что ваши усилия – это долгосрочная инвестиция».