Люблю тебя – значит, существую

Илья Эпельбаум и Майя Краснопольская, создатели семейного театра «Тень», вместе 20 лет

Он: Я учился в Строгановке, на выпускном курсе увлекся театром. Занимался в студии «Куклы», где и познакомился с Майей, она вела у нас занятия по пластике и сценическому движению. Мы решили сделать собственный спектакль. И как-то так вышло, сделали семью вместе со спектаклем, а потом возник театр. Она: В отношениях между людьми очень важна определенная степень доверия. У нас она возникла практически сразу. Он: Нас объединяют творчество, наш театр, наши дети. Сеня заканчивает РАТИ, ставит дипломный спектакль. Марфа учится там же, играет в кукольных спектаклях «Лаборатории Т». А вопрос о степени свободы в отношениях, по-моему, во многом является философским. У кого есть свобода – прежде всего внутренняя, личностная, тому ничто не мешает. У кого нет – тому мешает все. Она: Сможем ли мы жить раздельно? Такое никогда не приходило нам в голову. Вряд ли мы решились бы на подобное по доброй воле. Он: Это вопрос некорректный. Можно вас спросить: а если бы вам завтра свалился кирпич на голову, он бы насмерть убил или бы только шишку набил?

Сергей Пархоменко и Варя Горностаева, генеральный директор и главный редактор издательства «КоЛибри», вместе 7 лет

Он: Несколько лет назад мне пришлось оставить привычную работу, и именно в тот момент Варино издательство достигло состояния, в котором ей оказалось трудно им управлять в одиночку. Мне стало понятно: надо участвовать чем-то большим, чем «бесплатные советы», пора включаться всерьез.Она: Я уверена, что два человека, которые хорошо друг друга понимают – потому что любят, – вместе могут добиться чего-то невероятного, чем бы они ни занимались. В нашем случае тоже оказалось, что как пара мы больше, чем просто сумма двух индивидуумов.Он: Представляя Варю партнерам, я говорю: «Вот наш главный редактор». Но иногда мне нравится уточнить: «По совместительству – моя жена» – и понаблюдать за эффектом. Но для меня самого она в первую очередь жена: было бы странно, если бы деловая субординация оттеснила наши «дослужебные» отношения. Она: Когда мы начали работать вместе, для меня не изменилось ничего. Наши отношения состоялись на другом уровне и не зависят от внешних факторов. К тому же, когда мы работали порознь, мы почти не виделись. Мы оба так устроены: если работа есть, то она заполняет все время. И чуть ли не единственный для нас способ проводить больше времени вместе – это делать общее дело.

Александр и Елена Тубельские, директор и учитель начальных классов НПО «Школа самоопределения», вместе 15 лет

Она: Сначала я привела в школу к Александру Наумовичу своего сына Макса… А потом стала думать: мой сын учится в такой интересной школе, его окружают думающие, ищущие люди, а где в это время я? Я стала спрашивать себя: кем я могу прийти в эту школу? Библиотекарем, завхозом? И, видимо, Господь, или кто там связывает нас всех, решил, что сначала нужно связать меня с директором…Он: А у меня был ученик Макс, который увлекался историей… (Оба смеются.)Она: В первом классе школы не было воспитателя, и я начала работать. Было сложно: у меня не было опыта, и, когда я делилась с Сашей своими крошечными продвижениями, он говорил: «Леночка, смотри, у Фромма уже все описано». И это меня обижало, потому что мне трудно-трудно этот опыт доставался... Но потом я многому научилась. Когда с мужем можно говорить про нашу работу на равных, это счастье. Он: Наша школа экспериментальная, мы все время в поиске, и иметь такого умного собеседника, как моя жена, всегда под рукой, на собственной кухне – это очень здорово. Правда, когда ее вызывают к директору, она злится. (Они снова смеются.) Но если она приходит, она очень мне помогает. Она: Я тут думала: кого бы я могла назвать своим Учителем? Я рада, что скорее всего – своего мужа.