Любовь, которая нас раскрывает

Некоторые партнеры раскрывают в нас самые лучшие качества, а другие словно обнаруживают темную сторону нашей натуры... Почему так происходит? Анализируем вместе с психоаналитиком Андреем Россохиным.

«Игорь постоянно держал меня в напряжении, – вспоминает 39-летняя Алла. – Он всегда говорил со мной, упрекая и осуждая одновременно. Когда же я просила его сформулировать, чем он недоволен, он обижался и отвечал, что я совсем не пытаюсь его понять. Почти пять лет мы жили в атмосфере обид». Затем Алла встретила Сергея, и уже два года они вместе. «Раньше я знала только один тип отношений – борьбу, – продолжает она. – Сегодня я понимаю, что означает слово «взаимопонимание». Сережа дает мне возможность быть собой – он не осуждает, не оценивает. А мне больше не нужно защищаться или нападать». Если одни отношения высвечивают в нас самое лучшее – доброжелательность, терпимость, нежность, то другие словно сталкивают нас с агрессивной, недоверчивой, жестокой стороной нашей личности. Каким образом срабатывает этот механизм?

Это наш выбор

«Мы выбираем не между хорошим и плохим человеком, а между разными собственными душевными стремлениями, – рассказывает Андрей Россохин. – У каждого из нас немало скрытых внутренних конфликтов, которые связаны с подавленными детскими желаниями и эмоциями, подростковыми страстями и потребностью в самоутверждении. Эти конфликты – наше минное поле, но они же и неисчерпаемый источник для личностного развития. Встретимся ли мы с тем, кто станет нашим внутренним разрушителем, или тем, кто поможет обезвредить мины и откроет в нас новые внутренние пространства для жизни и любви, – зависит от нашего (в значительной мере) бессознательного выбора.

Классический пример – фильм Эдриана Лайна «9 1/2 недель». Героиня (Ким Бесингер) встречает мужчину (Микки Рурк), который помогает ей раскрыть ее женственность и сексуальность, но при полном отсутствии душевных отношений, которых он так боится. Несмотря на потребность в близких отношениях, которые могут привести к созданию семьи, она отдается этому приключению. Но выбор (позднее превративший ее жизнь из удовольствия в страдание) на самом деле за нее делают ее вытесненные сексуальные желания и фантазии.

Андрей Россохин – директор Центра современного психоанализа, научный редактор издательского проекта «Антология современного психоанализа» (Питер, 2005), автор книги (в соавторстве с В. Измагуровой) «Личность в измененных состояниях сознания» (Смысл, 2005).

Однако было бы наивно полагать, что эти отношения нанесли ей психическую травму и высветили «порочность» души (до этой любовной страсти она успела разочароваться в другом своем инфантильном выборе – хорошем, порядочном муже). Переосмыслив оба этих болезненных выбора, она сможет в будущем сделать другой, более зрелый, будет готова встретиться с партнером, в котором сексуальность и душевность гармонично взаимосвязаны. Преодоление собственного расщепления (на порочное и чистое) поможет ей почувствовать такое же целостное «Я» и в другом человеке.

Бессознательный выбор близкого человека мы часто осуществляем не только для того, чтобы реализовать нашу скрытую фантазию или желание. Иногда мы действуем с прямо противоположной целью – найти кого-то, кто помог бы нам еще сильнее заблокировать рвущиеся наружу запретные желания. В этом случае близкий человек становится для нас спасательным кругом. И трудно сказать, раскрывает ли он в нас лучшее или, напротив, цементирует худшее.

Зрелые отношения

В другой ситуации мы бессознательно выбираем человека, способного играть для нас роль доброй матери или заботливого отца. До тех пор пока эта фантазия будет удовлетворяться (например, пока партнеру не надоест эта роль), мы будем чувствовать себя счастливыми и испытывать лишь хорошие чувства. Когда же один из участников этой бессознательной игры захочет выйти из нее или сделает шаг к более зрелым отношениям, то другой может почувствовать боль, агрессию.

В целостных отношениях партнеры не идеализируют, но видят друг друга чуть лучше, чем есть на самом деле.

Важно, чтобы не только в выборе партнера, но и в развитии отношений участвовало наше зрелое «Я», а не одно из скрытых душевных стремлений: к безудержному сексуальному наслаждению или, напротив, к его блокированию; желание унижать другого или быть униженным самому; найти кого-то, кто бы о тебе заботился, и так самому избегать ответственности и т. п. Хотя, конечно, инфантильность время от времени присутствует в любых зрелых отношениях. Мы с чем-то миримся, над чем-то беззлобно подтруниваем, от чего-то зависим и что-то раскрываем друг в друге. Но все это может гармонично сосуществовать только при зрелых, целостных отношениях. Когда близкий человек не демонизирует и не идеализирует нас, а видит нас чуть лучше, чем мы есть на самом деле. (Так, достаточно хорошая мать уже предчувствует, как ее ребенок пойдет, в тот момент, когда он лишь делает первые робкие попытки.)

Взрослые, зрелые отношения – это не только общие ценности, способность разделять друг с другом свои эмоциональные и сексуальные переживания, но и взаимная поддержка, и взгляд сквозь (чуть) розовые очки».