Искушение «чистого листа»

В жизни каждого бывают моменты недоумения и усталости, когда мы искренне перестаем понимать: а так ли мы живем? Нужна ли нам такая жизнь, какую мы создали себе своими же руками? Не лучше ли все изменить и начать с чистого листа? Хорошо там, где нас нет... Мы ищем решения во внешнем мире. А что если они – внутри нас?

Вот слова из писем, каких в редакцию и на сайт Psychologies еженедельно приходят десятки.«У меня престижная работа с полным соцпакетом и высокой зарплатой, любимый муж, который во всех смыслах носит меня на руках, прекрасные родители, верные подруги и институт, где я изучаю предмет, который искренне меня интересует. Но... я не испытываю от жизни ни радости, ни разочарования. Нет предвосхищения каких-либо приятных событий, нет ничего – безразличие, пустота. Что-то менять, вероятно, глупо, искать что-то новое… Что делать?» (К., 21 год.) «Моя жизнь крутится по замкнутому кругу, как карусель. Меняются только люди, которые катаются на ней. Когда аттракцион закрывается и я остаюсь одна, мне кажется, что все главное проносится мимо. А я лишь наблюдатель со стороны... Понимаю, что скорее всего этот круг я создала сама. А все бросать и строить жизнь заново страшновато...» (Анна, 25 лет.) Подобные моменты смятения знакомы многим: неудовлетворенность, фрустрация, тысячи вопросов без ответа. Стараться ли приспособиться к ситуации или лучше все бросить? Сражаться или, наоборот, подождать озарения, когда правильный выбор сам заявит о себе? Эти приступы тревоги и нерешительности еще более усиливаются, когда мы отдаем себе отчет в том, что наша жизнь – неповторимая и единственная и прожить ее нужно так… Ведь она ни для кого не является генеральной репетицией какой-то другой – правильной и настоящей.

Тревога и нерешительность

чаще всего проявляются в ситуациях, когда нам необходимо совершить какой-либо жизненный выбор.

Моменты сомнений

в жизни неизбежны, ведь наша судьба не так предопределена сегодня, как это было у наших предков.

Пути и возможности,

лежащие перед нами, очень разнообразны. Но решение в чем-то изменить свою жизнь должно исходить из искреннего желания расти и развиваться внутренне.

УСЛОВИЯ ВЫБОРА

Основательно пересматривать свою жизнь любому из нас приходится на разных ее этапах: в подростковом возрасте мы выбираем свой путь; позже – спутника или спутницу жизни, а около сорока нас приводит в смятение «кризис среднего возраста»… Но похоже, что именно сегодня подобные приступы сомнения настигают нас все чаще. «Сама мысль о том, что можно найти другую, более подходящую жизнь, буквально витает в воздухе, – говорит психотерапевт Александр Орлов. – Она становится некоей характеристикой времени, в котором мы живем». Все большее количество людей ощущают давление «груза возможных выборов», о котором писал датский философ Серен Кьеркегор (Seren Kierkegaard): даже получив хорошее образование и работу, многие мечтают об ином… и одновременно испытывают страх все разрушить. Сегодня мы знаем, что на протяжении жизни у каждого есть возможность несколько раз сменить своего партнера – и при этом нам жаль расстаться с идеей вечной любви. «В современном мире детство – пора открытий – затягивается до бесконечности, – говорит нарративный консультант Екатерина Жорняк. – Состояться можно в любой момент, когда угодно все в своей жизни поменять, а потому нам хочется все перепробовать! С другой стороны, мы понимаем необходимость не растратить себя, все успеть, сделать карьеру. Эти два равновеликих посыла нашего общества с разных сторон давят на человека. В результате одни из нас никак не могут определиться, а другие живут с затянувшимся желанием изменить свою жизнь, но не решаются на это». Постоянные дилеммы мешают нам принять и обозначить границы своих возможностей. Как говорит французский психоаналитик Жак Арен (Jacques ArПnes), «многие ищут место в этом мире, в то время как в нем нужно прокладывать собственную дорогу».Еще несколько десятилетий назад люди рождались с практически готовой биографией: семья и социальная среда во многом предопределяли жизнь, и изменить ее было мало шансов. «И сегодня в обществах, куда еще не добрался технический прогресс, жизнь традиционна и предсказуема: всем известно, в каком возрасте пройдет инициация, когда, согласно закону, должна начаться семейная жизнь, – говорит Екатерина Жорняк. – Советское общество парадоксальным образом тоже было предсказуемо, хотя и до-ступно прогрессу. Люди, конечно, ждали будущего, но при этом знали, каким именно оно будет». Заранее предопределенная судьба с почти пожизненно заданными культурными, социальными и идеологическими величинами ждала своего исполнения. Без возможности проявления своего «я», во всех его особенностях и неповторимости.