Что я храню в себе от них

Музыкант, телеведущий, журналист, писательница… Они выбрали творческую профессию, следуя по стопам своих родителей или, напротив, свернув с семейного пути, поменяв привычные ориентиры. Но каждый из них не устает повторять, насколько важным оказалось для него родительское «наследство».

Сегодня они успешные люди. Вчера – дети состоявшихся родителей. Их жизненные достижения строятся на фундаменте семейных ценностей, которые они, в свою очередь, стремятся передать своим детям. Публичные люди, они искренне и с радостью выражают благодарность своим папам и мамам и с трудом вспоминают детские обиды и огорчения. Возможно, потому, что им удалось их в себе «переработать» в нечто позитивное и пережить. Их волнует точность формулировок, хотя эмоции заставляют путаться в словах. Колеблясь между ностальгией, гордостью, сочувствием и восхищением, Михаил Шац, Дарья Донцова, Анна Малышева, Павел Филиппенко и Татьяна Визбор делятся с нами мыслями и воспоминаниями о своих родителях.

Михаил Шац, телеведущий, 41 год

Отправляя сына в медицинский институт, его родители (отец – кадровый военный, мама – врач) даже предположить не могли, что 15 лет спустя Михаил станет популярным телеведущим.

У моих родителей было блестящее образование, хорошие профессии, и я был не прочь повторить их судьбу. Но в медицинском институте меня увлек КВН, и жизнь моя постепенно перешла на другие рельсы. Мама отнеслась к этому с большой тревогой: все-таки родители состоялись совсем в другую эпоху. Отец был жестким, волевым и вспыльчивым человеком, но при этом с артистическими способностями. А мама, напротив, еврейская терпеливая женщина, готовая переносить любые тяготы. Эти качества присутствуют и у меня, но в более умеренной форме. Для родителей важны были справедливость, чувство долга; в их воспитании не было двойных стандартов: если ты дружишь с кем-то, то дружишь на все сто, и наоборот. Сегодня во мне больше цинизма и неверия, чем у родителей, ведь новое время принесло переоценку ценностей, и нет больше такого четкого разделения добра и зла. Но думаю, что я все-таки не разочаровал родителей. Я испытываю грусть по поводу раннего ухода моего отца – мне тогда было 20 с небольшим. Жаль, что у нас с ним не состоялась мужская дружба, которая возникает позже, когда отец и сын могут общаться на равных. С мамой отношения у нас сложились, но на них повлиял мой переезд из Петербурга в Москву. Не получилось того семейного очага, которого бы хотелось – большого дома, где живут отец и мать, сын и его дети. Вместо этого, к сожалению, разрозненная череда отношений. Более реальная, чем в рождественской сказке у камина».

Дарья Донцова, 54 года, писательница

Ей было 17 лет, когда умер ее отец, советский писатель Аркадий Васильев. 30 лет спустя она опубликовала свой первый роман из серии «Иронический детектив», суммарный тираж которой превышает сегодня 75 миллионов экземпляров.

В детстве я говорила себе, что никогда не буду писать книги, потому что сидеть по 15 часов за письменным столом так, как это делал отец, мне казалось ужасным. И все же мне, вероятно, генетически передались и папин талант, и его огромное трудолюбие. А еще – его удивительная жизнестойкость («упала – отряхнулась и пошла дальше») и умение не сдаваться. Это очень помогает в жизни. А от мамы мне досталось ее фантастическое умение общаться с людьми. К сожалению, я авторитарна, как она, со мной очень трудно спорить. Но надеюсь, что у меня нет ее бескрайнего эгоизма. Между работой и мной мама всегда выбирала работу. У нее такая жизненная позиция: каждый отвечает за себя сам. И поэтому я в 18 лет родила ребенка, ушла из дома и больше туда не возвращалась. Все-таки я более ответственна по отношению к детям. Но по-своему мама была права: когда понимаешь, что никто сзади не стелет солому, то начинаешь принимать решения и сама за них отвечаешь. Не помню, чтобы я держала на маму или папу какие-то обиды, я очень хорошо понимала, что родители – это родители, а я – это я. А потом, когда уже по-взрослому можешь оценить отца или мать как реальных людей, то начинаешь думать: посмотри сначала на себя! Как бы ты сам поступил в подобной ситуации? Я не имею право осуждать других людей. И потому принимаю родителей такими, какие они есть».