Любовь - чувство заразительное

Отношения, возникшие у нас в детстве, предопределяют наше поведение в любви, напоминает психиатр Борис Цирюльник. Но в жизни нет ничего заданного раз и навсегда: научиться любить иначе можно в любом возрасте.

Интервью с Борисом Цирюльником

Борис Цирюльник (Boris Cyrulnik) – известный французский психиатр, этолог, основатель направления исследований, посвященного этологии человека.

«Любовь – чувство заразительное»

Psychologies: Любить, быть любимым – почему так сложно найти равновесие?Борис Цирюльник: Потому что равновесие невозможно! В любовной жизни единственный возможный баланс – это рутина, смерть чувств. В любви, как и во всех других человеческих привязанностях, встречаются два живых человека. Поскольку каждый из них развивается по-своему (и сам по себе, и внутри отношений в паре), равновесие может быть только временным. Тем более что и сама жизнь постоянно меняется – в биологическом, чувственном и социальном плане. «Любить, быть любимым» – а правильна ли эта формула? Тут не может быть раз и навсегда заданного соотношения: одно «или» другое, отдавать «или» получать. Лучше, чтобы было одно «и» другое, попеременно, по-разному в разные моменты, с разной интенсивностью. Когда два влюбленных человека разговаривают, смотрят друг на друга, прикасаются друг к другу, они аффективно взаимодействуют. Из этого взаимного влияния возникает новый мир; миры мужчины и женщины, соединившись, создают третий мир, существующий между ними и одновременно превосходящий их. И это верно не только для влюбленных. Подобное пространство возникает при любой эмоциональной связи: между матерью и ребенком, между друзьями, коллегами… Два существа создают особый мир уже тем, что они вместе.

Psychologies: А чем именно любовная связь отличается от всех прочих?Борис Цирюльник: Чувство любви восполняет меня в нарциссическом смысле: меня наполняет представление, которое я составил себе о другом человеке, меня наполняет моя потребность в нем. Это очень личное представление порой может не иметь ничего общего с реальностью. Некоторые влюбленные влюблены в свое представление о другом, а вовсе не в то, что они о нем знают. Они наполнены собой. Но любовь – чувство заразительное, и другой вполне может согласиться с этим взглядом на себя и воспринять его как любовь. Тогда он полюбит, потому что любят его. Но люди развиваются, и может настать день, когда «любимый» будет раздражаться на «любящего». Отсюда берут начало разрывы отношений в паре.

Psychologies: Влияет ли любовь наших родителей на то, как любим мы сами?Борис Цирюльник: Возникающая в детстве связь с родителями незаметно учит нас определенному «способу» любить. С самого начала мать и младенец создают третий мир, о которым мы говорили. Обычно первая связь устанавливается с матерью, но если, скажем, мать умерла или отказалась от младенца, связь возникнет с тем, кто ухаживает за ребенком: с отцом, няней, бабушкой.… В полтора месяца малыш уже способен предугадывать стиль отношений и к нему адаптироваться. Как видите, такое обучение начинается очень рано.

Psychologies: Значит, существуют разные стили эмоциональных связей?Борис Цирюльник: Английские психиатры Мэри Эйнсворт (Mary Ainsworth) и Джон Боулби (John Bowlby) выявили четыре типа: «защищенные» дети, амбивалентные дети, дети «избегающие» и дети в беде. Исследования показывают, что 65% детей, независимо от страны, типа культуры или социального положения их родителей, к 10–12 месяцам усваивают от матери «защищенный» тип привязанности, если та сама усвоила его в детстве или благодаря мужу. Передаваемая посредством нежных слов и ласки, эта привязанность позволяет ребенку устанавливать новые связи. Сначала с внешним миром (на стадии первых открытий), затем с другими людьми и наконец с идеями, с миром абстракций.

Psychologies: А много ли других детей?Борис Цирюльник: Каждый третий ребенок не усваивает подобный «защищенный» стиль отношений, при котором он чувствует себя в безопасности. Это происходит потому, что мать в силу своей личной истории не сумела создать такой тип связи с ребенком. Он может проявлять этот недостаток защищенности поразному. Например, через амбивалентные (двойственные) эмоциональные проявления: когда мать возвращается после долгого отсутствия, он сначала бросается в ее объятия, а потом кусает или бьет ее. Такое поведение говорит о тревожности: любовь к тебе причиняет мне страдания, поэтому я тебя наказываю. Или через «избегающий» стиль отношений: ребенок не выражает эмоций, не кричит от радости, когда счастлив, он слишком спокоен. Кстати, позднее ему будет трудно высказывать то, что он чувствует. И наконец, наиболее редкий случай. От 5% до 10%, в зависимости от типа культуры, – это дети, полностью лишенные любви: дети войны, бездомные, беспризорные сироты.

«Возникающая в раннем детстве связь с нашими родителями незаметно учит нас определенному «способу» любить».