Молодые да ранние

Белая ворона

Подростку очень важно идентифицировать себя в тусовке. То есть найти свою тарелку. Да, он (она) может бунтовать против родителей, учителей, государственного строя. Но против компании – никогда. На это отваживаются личности либо экстраординарные, либо пофигисты.

Нюша долго искала «свою тарелку». Она девочка, что называется, из хорошей семьи, интеллигентная, открытая. Поэтому в школе, где половина класса разговаривает матом, а вторая половина не разговаривает вообще, ей было просто не с кем общаться.

В шестом классе она записалась в турклуб. И оказалась в абсолютно дружественной среде, немедленно расцвела и стала наверстывать упущенное. В какой-то момент, придя на Нюшин день рождения, я обнаружила перед дверью примерно двадцать пар туристических ботинок типа «вибрамы» размеров от 39 до 45. Дети сидели в комнате на полу, при свечах, и тихо мурлыкали что-то из Визбора и Окуджавы.

А теперь представьте, что в этой компании, где Нюша, кстати, младшая, все барышни уже осуществили упомянутый прорыв во взрослость. Или говорят, что осуществили. И даже делятся восторгами по этому поводу. А что ей-то, бедной, делать?

Пушистые дикобразы

Отрочество – пора сложная. Ваше дитятко может возмущенно отпрыгивать, если бабушка пытается поправить ему воротник, и в то же время буквально «лезть на руки» под девизом «мама, посиди со мной». Подростки нуждаются в телесном контакте! Взрослому человеку, каковым они себя считают, стыдно обниматься и целоваться с родителями. Кроме того, они постоянно борются с вами за свою самостийность. Отказываются от нормальной еды, хватают бутерброды – только чтобы по-своему, а не по-вашему. Но вечером, перед сном, в них оживает все самое нежное, детское, щенячье. Почувствуйте в них эту потребность, посидите на краешке кровати, погладьте эту сверхэкстремальную прическу, повспоминайте смешные детские словечки – они оттают, дикобраз станет пушистым.

А если они не получают ласки – в том числе и физической – в семье, они будут искать и находить ее в своей компании, даже и в несколько извращенной, с вашей точки зрения, форме. Все эти тисканья, пихания, «куча мала» – не более чем удовлетворение тактильного голода. Я очень хорошо помню, как в пионерском лагере мы устраивали «братскую могилу»: сдвигали кровати и залезали под одно одеяло. Мы чувствовали себя заблудившимися сиротками в дремучем лесу. Вожатые страшно нас за это ругали, усматривая, видимо, что-то криминальное, но так приятно и тепло и совсем не страшно было рядом с подругами, что мы пренебрегали запретами.