Молодые да ранние

Жертвы мифов и рекламы

Одну, несомненно, важную миссию журналы для подростков все-таки выполнили: подростки узнали о контрацепции. Правда, узнать-то узнали, но пользуются этими знаниями не всегда. В бытность мою школьной учительницей я услышала залихватское: «Подумаешь! Залечу – бортанусь, делов-то!» – от нежной барышни лет шестнадцати. Я пришла в ужас и потратила час, отведенный на русскую литературу, на лекцию о современных средствах контрацепции. Тишине в классе позавидовали бы самые маститые педагоги. Девчонки буквально впитывали информацию о, казалось бы, самых простейших вещах.

Я думаю, их тогда проняло. Дня на три. Но при следующем свидании, когда возлюбленный отрок жарко шептал в нежное ушко: «Не волнуйся, я осторожно», – все мои увещевания были забыты. И дай Бог, чтобы все закончилось благополучно.

В просвещенной Европе, где над проблемой абортов бьются давно и отчасти успешно, девочки употребляют противозачаточные таблетки с тринадцати лет. Вот слова пятнадцатилетней английской школьницы: «Пилюли? Да, я их принимаю с тринадцати лет. Все девчонки так делают. Никогда ведь не знаешь, чем закончится вечеринка. Нет, своего парня у меня нет, мальчишки такие непостоянные. Заниматься любовью с ними не так уж здорово, но если в классе узнают, что ты еще девушка – засмеют».

Аборты там и правда не в чести, зато весь остальной набор для кожвендиспансера… А к тридцати годам остепенившиеся замужние дамы, сделавшие неплохую карьеру, начинают ходить по врачам и искренне недоумевают: почему у них нет детей?

Все проходит

Кажется, в тот раз Нюшу удалось удержать от скоропалительных решений. Во многом потому, что я – не ее мама. Она доверяет мне в тонких вопросах. Не боится, что буду ругать или высмею. Вчера она явилась уже не с любовной тоской, а с сочинением «Обличение пошлости у Чехова». Но с чем придет в следующий раз?