Режим управления блондинки

Действие второе

Муж блондинки. (появляясь на пороге, сразу включается в разговор): Произвол. Разве не бывает так, что у человека несколько детей, нормальная жена – и вдруг влюбился. Просто увлечение, которое, возможно, со временем вообще пройдет. Если он не разведен, то и возможность вернуться не утрачена. А когда брак расторгнут, тогда и ломать себя сложнее, а там уже, глядишь, и новый брак с другой стороны навешивают!

Юрист. Законодатель установил три месяца, а все сложные споры об имуществе и детях он решает потом. Мотивы расторжения брака больше не имеют значения. Суд не выясняет мотивы по своей иницитиве. Ему неинтересно, по чьей вине распадается семья.

Муж блондинки. А при разделе имущества ему это тоже неинтересно?

Юрист. Если для вас это важно, суд обязан указать в решении мотивы развода. Но не обязан их устанавливать.

Муж блондинки. Разве у нас нет понятия виновной и невиновной стороны, на основании чего имущество и делится по-разному?

Юрист. Нет, по закону доли равны. Исключение делается только в интересах детей. Но, как правило, суд сейчас ни на что не обращает внимания: пополам — и баста!

Блондинка. Если иное не указано в брачном договоре. А я напишу: все совместно нажитое — моя единоличная собственность.

Юрист. Напишите. Если муж позволит.

Муж блондинки. Алиментных обязательств по отношению к супругам в законе тоже нет?

Юрист. В законе нет. Можно в брачном договоре предусмотреть пункт о содержании в случае развода.

Блондинка. В Италии муж после развода должен содержать жену на уровне не ниже, чем она жила в браке. Пока она опять не выйдет замуж.

Юрист. Это скорее родовой пережиток. Обычная практика — брачный контракт.

Муж блондинки. Странно. В США закон тоже предусматривает алиментные обязательства.

Юрист. Мне многое в нашем новом кодексе странно. В США, очевидно, другое отношение к браку.

Муж блондинки. Они же не прошли через 20-е годы в СССР, когда считалось, что брак – это буржуазная глупость. И не усвоили, что можно жить в браке, работать, учиться, растить детей и быть на равных с мужем. В США еще в 50-е годы женщина, выходя замуж, автоматически становилась домохозяйкой.

Юрист. В современном обществе алиментные обязательства не так уж и критичны: у девушки есть свобода выбирать. И если она сама себе такую долю выбирает – ездить на «Порше» и ничего не делать – это не значит, что муж ей не давал расти профессионально и должен потом всю жизнь платить за молодые годы, которые она положила на алтарь их неудавшейся семьи. Один мой клиент сейчас разводится с такой дамой. Она приходила ко мне в бюро. Красавица, с хорошей энергетикой, но просит при этом 30 миллионов, виллу на Кап Ферра, сына содержать до 21 года, три квартиры, которые он должен ремонтировать, и каждые два года менять ей машину.

Муж блондинки. Что же, развод на своих условиях вообще невозможен?

Юрист. Изобретатели находятся. Есть у меня другое дело: муж с женой и детьми уехал в США, купил дом, но бизнес там не пошел, и он вернулся в Россию. Жена осталась: дети пошли в школу. Он в России подобрал девицу, а жену побоку после 18 лет совместной жизни. Здешние адвокаты устроили телеграмму-вызов в суд по московскому месту жительства, где жены, понятно, нет. С первого же судебного заседания их развели и поделили все, как ему хотелось. Ей пришлось обжаловать решение суда. Новое дело о разводе этой пары семь раз прекращали и возбуждали. Сейчас оно, наконец, в стадии исполнения: муж доложен перечислить полтора миллиона долларов в качестве компенсации, отдать дом в Америке и часть дома во Франции. Чтобы этого не исполнять, он возбудил уголовное дело. Приедешь, говорит, тебя возьмут под стражу.

Блондинка. За что?

Юрист. Однажды жена приехала на неделю по своему российскому паспорту в свой подмосковный дом. Сожительница мужа, обитавшая в том же доме, в это время отдыхала на море. И, вернувшись, пожаловалась, что у нее за время отсутствия пропали вещи. Муж подал заявление, что жена обокрала его подружку. Жена — со-владелица дома, замечу. Список пропавшего был такой: несколько тысяч долларов, норковая шубка, драгоценности и... брюки. По заявлению возбудили дело «кража в особо крупном размере», закрыв таким образом жене доступ в Россию: присутствовать на судебных заседаниях по делу о разводе она не может.

Муж блондинки. Похоже, любой пункт брачного кодекса и контракта можно рассматривать как повод для мошенничества.

Юрист. Как, в сущности, и любой пункт любого закона. Просто большинство из них не касаются вас настолько непосредственно.

Блондинка. Какие перспективы! Накануне свадьбы бедной девушке жених дарит половину своего состояния, они женятся, и она его оставляет.

Муж блондинки. Это как брать кредит без намерения его вернуть! Оснований признать брак недействительным нет – сам его заключал, сам подписывал контракт.

Юрист. В законе нет пункта, по которому решения человека признаются недействительными, если у него был измененный гормональный фон, который еще Авиценна тысячу лет назад определял как болезнь под названием «страстная любовь», а излечение ее — скорейшее предоставление больному объекта его любви. Ну, а за здоровье никаких денег не жалко.

Занавес.