Он меня раздражает!

Какая-то мелочь, упрек – и разговор переходит на повышенные тона… Могут ли такие банальные приступы раздражения поставить под угрозу отношения двоих? «Нет, – уверен французский социолог Жан-Клод Кауфманн. – А если вы умеете с ними справляться, они даже говорят о том, что с парой все в порядке».

Жан-Клод Кауфманн (Jean-Claude Kaufmann) – сотрудник Национального центра научных исследований в Париже, автор многих книг, в том числе бестселлера «Раздражение, маленькие войны двоих» («Agacements, les petites guerres du couple», Armand Colin, 2006). На русский язык не переведена.
Жан-Клод Кауфманн (Jean-Claude Kaufmann) – сотрудник Национального центра научных исследований в Париже, автор многих книг, в том числе бестселлера «Раздражение, маленькие войны двоих» («Agacements, les petites guerres du couple», Armand Colin, 2006). На русский язык не переведена.

В жизни пары существуют моменты, когда мы охотно убили бы партнера… из-за пустяка, который выводит нас из себя. Он никогда не опускает сиденье унитаза; она вечно убирает куда-то нужные бумаги; он постоянно покупает стиральный порошок в пакетах, хотя мне нужно средство в бутылках; она выбрасывает газеты, которые я даже не успел проглядеть… Список бесконечен. Но как может подобная (с виду) ерунда приводить к крику или, наоборот, к молчанию с каменным лицом? Наше раздражение вполне естественно. «Более того, эти песчинки в жерновах отношений являются непременным атрибутом совместной жизни и говорят о том, что у пары все в порядке, – утверждает Жан-Клод Кауфманн. – При условии, однако, что вы умеете как-то с ними справляться». И могут многое рассказать нам о непростом искусстве жить вдвоем.

Psychologies: Почему, как только партнеры начинают совместную жизнь, возникает раздражение друг на друга?

Жан-Клод Кауфманн: Даже медовый месяц без этого не обходится! Но поначалу раздражение ощущается слабее, потому что его не хотят видеть и каждый старается подавить это чувство в себе. Вступая в совместную жизнь, надо идти навстречу другому, навстречу его миру и тому новому, который вы строите вместе. Надо осознать необходимость меняться, куда-то двигаться. Два партнера испытывают друг друга и решают, от чего они могут отказаться в себе и что могут принять в другом. Раздражение друг на друга – признак того, что начался процесс объединения. Чем больше отношения тяготеют к слиянию, тем ощутимее риск раздражения. И так до тех пор, пока не установятся общие для двоих ориентиры. После этого негативные эмоции постоянно проявляются только в случае стойкого неблагополучия в отношениях.

Она: «Вспомни хоть раз в жизни, что тюбик с пасто надо закрывать…»
Она: «Вспомни хоть раз в жизни, что тюбик с пасто надо закрывать…»

Раздражение часто связано с предметами, их местом в доме, но затрагивает и манеры другого, и его отношение ко времени… В общем, речь о личных привычках каждого.

Большинство повседневных действий мы совершаем машинально, бессознательно. Они являются результатом прошлого опыта. Опыт у каждого свой, и машинальные действия тоже свои. В том, что касается простых процедур, расстановки предметов и т. д., нет двух людей, которые действовали бы одинаково. Он гладит рубашки на столе, начиная с рукавов, а она пользуется гладильной доской и начинает со спинки. И что получается? Взаимное раздражение. Совместная жизнь – это столкновение двух микрокультур. Пара призвана создать общую культуру, и раздражение возникает, когда другой проявляет свои особенности.

«Этапы чередуются: злость позволяет выразить то, что не было сказано… и хочется вновь ощутить себя парой!»

Но многих женщин особенно раздражает то, что их партнер слишком «расслабляется» дома, например разбрасывает вещи...

Вообще-то расслабляться – явление относительно новое. Сегодня для многих из нас наша пара – это место, где мы обретаем покой. Вернуться домой после напряженного дня означает укрыться наконец от чужих взглядов и получить возможность отпустить вожжи. Именно так склонны использовать свой дом мужчины. И эта тенденция может доходить до настоящего регресса – возвращения к детским формам поведения. Женское раздражение относится не столько к этому расслаблению, сколько к тому, что мужчина все больше себя распускает и становится менее привлекательным. С точки зрения мужчины, для чего еще нужна пара, как не для того, чтобы дать себе волю? Но в паре не вся жизнь «совместна», каждому нужен воздух – личное время и личное пространство. И тут необходимо найти верную дистанцию.

Он: «Хватит уже дымить – на кухню просто войти невозможно!»
Он: «Хватит уже дымить – на кухню просто войти невозможно!»

Меняются ли со временем причины, которые вызывают у нас приступы раздражения?

Естественно: мелочи, которые поначалу мы едва замечали, постепенно делаются более явными. Это может продолжаться довольно долго – пять, десять, двадцать лет. С появлением детей одни раздражители исчезают, а другие начинают действовать сильнее. Детям нужно подавать пример, что накладывает запрет на некоторые привычки, например на проявления неряшливости и лени. На пенсии, когда люди больше времени проводят вдвоем, жесты другого, напоминающие о том, что он – другой, остаются теми же, но раздражают больше. Александр вот уже тридцать лет ходит с отвисшими карманами, набитыми всякой всячиной, но вдруг для его жены это становится невыносимым – она ничего, кроме этого, не видит.

Так что же, мы обречены вечно не переносить друг друга?

С того момента, как движение навстречу друг другу замедляется или останавливается, ущерб от приступов раздражения становится больше. Тем более что со временем некоторые автоматические действия закрепляются: Макс грызет ногти, Вероника всегда опаздывает – и эти черты раздражают их супругов. Но важнее не причина раздражения или его интенсивность, а его эволюция во времени. Если Александру, Максу или Веронике наплевать на то, что их поведение нервирует партнера, дело кончится взрывом. И их союз окажется под угрозой. Необходимо приложить (хотя бы небольшое) усилие – пусть даже оно и не даст результата. Но мы обычно долго не догадываемся, что раздражает другого в нас.

Она: «Перестань грызть ногти!»
Она: «Перестань грызть ногти!»

А когда человек отлично знает, что именно нервирует другого, нет ли тут риска манипуляций?

Обычно супружеская жизнь проходит под знаком мирного стремления к единству. Но когда ни взрывы эмоций, ни попытки поговорить, ни язык жестов, ни бегство в молчание не устраняют раздражения, может появиться удовольствие от манипулирования. Вот, например, Ян не выносит, когда его жена «забывает» гасить свет; она это знает и нарочно не выключает, «потому что он даже не пытается убирать свои вещи». «Око за око, зуб за зуб» – этот способ коммуникации не дает никакого результата.

Вы хотите сказать, что иногда соблазнительнее позлить другого, чем идти на уступки?

Сегодня люди стремятся жить в соответствии с современными представлениями о терпимости, разделении домашних дел, отказе от традиционного распределения ролей. Но эту современную жизнь не так-то просто выстроить, и модель «главный–подчиненный» может снова заявить о себе. «Идти на уступки» – это мягко сказано. Речь идет о том, чтобы изменить нечто глубинное в себе, работать над собой. Чтобы избавиться от раздражения, мы воюем либо с другим, либо с собой – последнее, несомненно, единственный способ, позволяющий вернуться к цивилизованному супружескому общению.

Мужчины тоже сердятся

На первый взгляд кажется, что женщины раздражаются намного легче, чем их партнеры. Значит, мужчины более толерантны? Не совсем так, объясняет Жан-Клод Кауфманн.

«Мужчины реже открыто проявляют свою досаду. Они вообще меньше высказываются обо всем, что связано с отношениями. Когда они испытывают раздражение, их основной прием – уклонение и умолчание, что, в свою очередь, раздражает женщин! Стараться вести себя так, будто ничего не происходит, и ждать, пока все «само рассосется», – вот главная мужская стратегия. В жизни пары возникает нечто вроде ролевой игры: женщина на переднем крае, все принимает близко к сердцу, борется за свой брак, за семью. А позади мужчина, который никогда не бывает на высоте, – и с ним, кстати, часто обращаются как с ребенком».

Бытовое раздражение способно убить любовь?

В этой истории спасительно то, что этапы чередуются. Сначала кто-то злится, и это позволяет выразить то, что не было сказано. Потом возникает желание снова почувствовать себя парой. После кризиса партнеры встречаются тепло, как после долгой разлуки. Но это относится только к тем парам, которые отдают себе отчет в раздражении и стараются сделать так, чтобы оно исчезло. А те, кто упрямо его отрицает и никогда о нем не говорит, – вот они действительно могут погубить любовь.