Фотодневник моего испытания

Ее зовут Кароль. Она работала в фотослужбе Psychologies, когда узнала о том, что у нее рак груди. С этого дня и до наступления ремиссии она фотографировала себя на каждом этапе болезни. Кароль доверила нам свой рассказ и свои снимки. Перед нами путь потрясающе сильной женщины.

Это случилось в тот момент, когда все у меня было хорошо. Мне было 35 лет. Последние семь лет я жила одна, жизнь была наполнена радостью, а незадолго до этого дня встретила человека, с которым (я чувствовала это) у меня могли возникнуть серьезные отношения. И вот во время планового визита к гинекологу у меня нашли рак груди. Когда прошел первый шок, я словно внутренне оцепенела. Почему это случилось именно со мной? У нас в семье никто не болел раком, а я вообще никогда серьезно не болела, и еще вчера все было в порядке...

15 апреля 2005. Я только что узнала, что у меня рак груди.

2 мая 2005. Мне объяснили схему лечения.

25 мая 2005. Моя первая химия.

11 июня 2005. Волосы начинают выпадать, я их сбриваю.

Дальше были два самых тяжелых месяца: первый специалист, к которому я обратилась, нарисовал ужасающую картину моей болезни. Он хотел немедленно удалить грудь. Я решила проконсультироваться с другим врачом: он говорил то же. Я сходила еще к одному, и оказалось, что у него прямо противоположное мнение. Я решила выбрать его в качестве ведущего врача и оказалась права: сейчас, год спустя, ясно, что я справилась с болезнью и сохранила грудь.

Выбор врача, который объяснил, какой путь мне предстоит, расписал схему лечения, последовательность сеансов химиотерапии, стал для меня очень важным этапом. Благодаря ему я смогла принять факт своей болезни и решила взять ситуацию в свои руки. Ни разу в течение этого очень длинного года я не подумала, что могу умереть. Рак груди часто лечат с успехом, и мне всегда было очевидно, что я выздоровею. Вообще-то я была удивлена, обнаружив, какая я сильная: пусть и не в каждую минуту, но в целом я была настроена на положительный результат. Надо сказать, что мне невероятно помогала поддержка моего друга. Узнав о болезни, я сказала ему: «Сейчас самое начало наших отношений, и, если ты захочешь со мной расстаться, я пойму». Но он остался со мной.

Я отказалась общаться с «товарищами по несчастью», хотя мне предлагали: я не хотела заражаться негативными флюидами, а с другой стороны, эта болезнь казалась мне очень интимной. Я решила, что буду сильнее, если стану бороться с ней так, как мне удобно. Кроме того, я решила ничего не говорить родителям: я хотела оградить маму от переживаний и в то же время оградить себя от ее страхов. Зато я поставила в известность брата и всех друзей; мне показалось, что эта новость шокировала их гораздо больше, чем меня саму.