Интервью

Игорь Петренко: «У меня еще осталась вера в любовь»

О детях и недетских разговорах

«Весь мир переходит в кибернетику, да и вся жизнь туда уходит. Поэтому сопротивляться или активно запрещать детям пользоваться современными средствами связи – идти против прогресса. Это их мир. Скажем, меня нет ни в одной соцсети, я попросту не умею даже этим всем пользоваться. Понятно, что в интернете наряду с пользой много и чернухи. Знаю, что мои сыновья уже все посмотрели. Если я только к 13 годам узнал, откуда дети вообще берутся, но они уже в теме, хотя Матвею сейчас семь лет, а Корнею – пять. Возможно, это и необходимо для сегодняшней скоростной цивилизации. Я не знаю. Мне важнее донести до них другое. Объяснить, что есть столпы, на которые человеку и мужчине надо опираться. Ведь важнее не то, во сколько ты познал запретный плод, а как ты с этим знанием потом живешь и на что опираешься. Знаете, есть определенная каста людей, являющаяся каким-то связующим цементом между многими кирпичами. Вот в эту сторону и направляю. Мне хочется, чтобы сыновья были великодушны, понимали и умели прощать, выступали помощниками слабых. Мне не хочется испытывать потом чувство стыда за их воспитание».