Интервью

«Интерн» Илья Глинников счастлив в любви

Два сумасшедших – лучше!

Принято считать, что мужчина обязательно должен посадить дерево, построить дом, родить сына... Вы сейчас на каком этапе?

Деревья каждый день сажаю, если проецировать дерево на профессию. Квартиру купил. Дом построю. Детей успеем, мне пока одного подростка достаточно. Я имею в виду Аглаю.

Да, недавно вы уже представили невесту – актрису Аглаю Тарасову (дочь актрисы Ксении Раппопорт. – Прим. «Антенны»)...

Как вы сказали – Аглая Тарасова? Да с ней можно на Ирак идти. Как говорится, один сумасшедший хорошо, а два – еще лучше. Аглая со мной всегда и везде рядом как жена декабриста, ее, кстати, все так и называют. Мы с ней один организм, Аглая – моя опора, мой воздух, мой ветер, моя свобода.

Такое сильное чувство впервые испытываете?

Если проживу с этим чувством всю жизнь, буду самым счастливым мертвым на этой планете. Любовь живет в каждом из нас, не надо ее искать, главное – когда она постучится, не испугаться, а ворваться. Самое страшное, что может с вами произойти – вы просто сдохнете, но уж лучше сгореть, чем угаснуть.

Что вы цените в женщинах?

Женщины в целом и моя девушка – разные вещи. Для меня необходимо всего лишь три маленьких, но очень крепких кирпичика – искренность, друг и запах. Да, без химии никак, хочу, чтобы меня и через 50 лет тянуло к любимой! И не надо стремиться показать себя лучше, чем ты есть. Зачем обманывать? Лучше покажи свои пороки сразу, пусть она все увидит. И если девушка готова быть рядом с тобой таким, то она будет. Главное быть, а не казаться. Правда, когда дело касается чувств, тут нельзя следовать логике… Я понял, что любовь – это действие, не существительное, а глагол. Надо действовать, а не бояться. И рано или поздно приходит тот, кому ты можешь открыть себя.

И как вы действуете? Способны на романтические поступки?

Не только на романтические, но и на неромантические. Если я вам о них поведаю, то мной заинтересуются органы безопасности либо клиника. Есть одна беда у меня – не боюсь я смерти, но понимаю, каким ударом для близких она может стать, и тут же осуждаю себя, чувствую себя эгоистом. Хотя если разобраться, то когда я все заработанные деньги от фильма «Туман» потратил на путешествие мамы и брата в Таиланд и таким образом сделал ей подарок на 45-летие, это тоже было проявлением эгоизма. Ведь я был счастлив в 10 раз больше, чем они. Или вот вчера сидел в офисе, писал сценарий, и что-то меня осенило, я поехал и устроил любимой маленький праздник в час ночи!

Вы снимаетесь с красивыми актрисами. Трудно устоять, играя любовные сцены?

Я никогда не влюблялся в своих партнерш. Любовь, конечно, играть сложно. Ведь если ты сам в нее не поверишь, то тебе не поверят и зрители. Но для этого есть техника, профессионализм. Ну не нравится мне, допустим, партнерша, с которой у меня любовная линия, не мой типаж совершенно. Но я найду в ней родинку, ресничку, бровь, которая мне будет нравиться. И за это я прощу все остальное. Для себя найду, оправдаю, и мне будет проще работать.