Интервью

«Интерн» Илья Глинников счастлив в любви

Расту в корень

Вы родились в Тульской области, сейчас можете сказать, что покорили Москву?

Москва – город, в котором не живут, а работают. Если бы меня спросили, возможно ли сюда приехать и начать все с нуля, я бы ответил, что сейчас это невозможно. Первый раз я приехал в Москву в 16 лет и прожил здесь лето, не буду говорить, каково мне было. Через год была еще одна попытка, но остался я здесь только в 18 лет, когда меня пригласили на кастинг в танцевальный проект «Урбанс» и наконец утвердили. И хорошо, что все шло так непросто. Переезд в столицу в 2002-м стал для меня переломным моментом жизни. Главное было – не вернуться обратно. Многие мои друзья и одноклассники пошли по наклонной, кто-то стал наркоманом, кто-то попал в тюрьму. Мне на малой родине делать было точно нечего. И институт развернул меня на 360 градусов. У меня поменялись ценности, я увлекся религией и философией благодаря замечательному педагогу Галине Айрапетьянц. Мы до сих пор общаемся, она приходит на все мои премьеры. Плюс я пересмотрел отношение к семье, забрал к себе в 2005-м году маму с братом. Хотя в тот период у меня было далеко не лучшее финансовое положение. По ночам я работал, приезжал в институт в шесть утра, охранники открывали каптерку, и я там спал. В девять приходил однокурсник Андрюха Самойлов, будил меня, и я шел в аудиторию. Как-то вы говорили, что крестной мамой в профессии считаете Марину Голуб…

Любимая Марина Григорьевна… Она готовила меня к поступлению в театральный институт. Я читал «Дубровского» Пушкина, «12» Блока. Если бы не она, не знаю, что вообще бы со мной было. Последний раз мы виделись на моем 27-м дне рождении. Марина Григорьевна говорила: «Верь в себя и ничего не бойся!» Правда, сокрушалась: «Эх, росточку бы тебе чуть-чуть больше и сразу к нам в МХТ!» А я ей отвечал: «Ну какой есть. Я в корень расту!» Последнее, что она мне сказала: «Актерство не последняя твоя стезя…».

Видимо, она не ошиблась. Ведь вы же уже создали свою компанию.

Да, мы с друзьями создали компанию «Тройка продакшн». Сами пишем сценарии, сами снимаем и снимаемся. В декабре на ТНТ утвердили наш проект. Я в нем актер, сценарист и продюсер. Написан сценарий уже пяти серий, в процессе написания еще 8. Сейчас я вложил в этот проект все свои деньги. На свой страх и риск, не зная, выстрелит он или нет.

А на что вообще тратите деньги? На какие мужские игрушки?

Мечтаю о катере, который делает волну, чтобы заниматься серфингом. В этом году чуть не погиб на Гавайях. Мы приехали на побережье, куда приходят самые большие волны. И они пришли высотой метров 10. Американцы обтянули берег заградительной ленточкой. Но я увидел: три местных парня все же кувыркаются в океане на досках. Я тоже переплыл лайнап (место, где начинаются волны), поймал одну-две волны, прокатился, а потом волной у меня оторвало доску, которая привязывается к ноге. А без этой доски ты не понимаешь, где дно, а где поверхность. Волна меня накрыла, сильно сдавило уши (а я знаю, что уши начинает давить на глубине 4–5 метров) и везде темнота. Потом пришла еще одна волна, уже под водой, меня расплющило по дну, а на дне – риф. Руки в кровь, и все же встаю на риф, отталкиваюсь ногами (они тоже в кровь), выныриваю. Еле успеваю глотнуть воздуха, как меня затягивает обратно. Кое-как все-таки вылез, весь в крови, голова кружится, только вижу, как любимая с доской по пляжу бегает, на помощь кликает. Ничего, отдышался и на следующий день опять полез в воду. Еще с парашютом прыгал с четырех тысяч метров. Потрясающе. Могу побаловать себя также новым сноубордом. А если машина, то с открывающимся верхом, если мотоцикл, то «Харлей Дэвидсон». А на одежду времени и средств тратите много?

Нет. Многие вещи в моем гардеробе подарены мне на тех же съемочных площадках. В Москве я вообще ничего не покупаю из одежды, только за границей. В той же Америке можно за 5 или 20 долларов купить хорошую вещь, которая у нас стоит сумасшедших денег. За границей я с удовольствием хожу по магазинам. Вот сейчас на мне браслеты, купленные мамой в Грузии.

Уже есть представление, какой будет ваша семья?

Какая получится, такая и будет. Для меня важно, что я смогу дать своим детям. Нужно сначала себя воспитать, чтобы не допустить ошибок. Нарожать детей ума особо не надо, а расхлебывать кто будет? Мне хочется, чтобы им было со мной интересно. Пока, мне кажется, я мало что могу им дать, подрасти надо немножко. Но если случится вдруг такое счастье и на одну маленькую точку станет светлее в этом мире, то этот ребенок будет самым счастливым. Если родится парень, стану воспитывать его как спартанца, мужчина должен быть воином, ничего не бояться. Но девочку хочу больше. Мне кажется, что с сыном я стану драться. Два мужика в доме, второй ты, только маленький – беда! А на дочку придется воздействовать иначе, с ней нужно как-то лавировать. Мне это интереснее.