Илья Резник: долгожданная свадьба и три года после

Другое предназначение

Вы познакомились, когда были молодой женщиной. Хотелось вам иметь ребенка от Ильи?
Ирина Резник (Irina Reznik)

Я и сейчас молода! У нас о детях разговора не было. Как-то раз Илюша сказал, что как только в его предыдущих браках появлялся ребенок, он становился неинтересен и не нужен жене. Поэтому он так купался в моих чувствах к нему. Хотя когда у меня случались подозрения и я говорила: «Представляешь, Илюш, вдруг забеременею», отвечал: «Ну ничего, родим, воспитаем». Но ведь надо отдавать отчет, какие нужны деньги на ребенка. Еще важно здоровье, ну и не стоит забывать, в каком мы возрасте. Но если было бы угодно свыше, все бы случилось. А раз не случилось, видимо, у меня другое предназначение – оберегать мужа, заботиться о нем, чтобы мой гений долго жил и творил.

Вы столько лет прожили в гражданском браке. Что посоветовали бы женщинам, которые находятся в такой ситуации?
Ирина Резник (Irina Reznik)

Не нужно желать штампа в паспорте. Я за эти годы никогда не просила: «Давай распишемся!» Илюша только в последний год прочувствовал мою ситуацию, когда я втайне от него читала оскорбления в мой адрес и плакала. А мужчинам советую при первой возможности брать любимую за руку и вести в загс. Не важно, будет ли это шикарная свадьба или вы тихо распишетесь, как мы.

Значит, вас все же не устраивал гражданский брак?
Ирина Резник (Irina Reznik)

Нас с Илюшей все устраивало. Я никогда не была ущемлена. Давно поняла, что он слишком порядочный, чтобы сделать ребенку больно – ведь 14 лет назад его сыну было 8 лет. Во втором классе мой папа ушел на три дня к другой женщине в соседний подъезд. Помня эту детскую беду, я сочувствовала его ребенку. Меня никто, кроме пары-тройки человек, не воспринимал не как жену. Но когда мы надели кольца, я почувствовала себя такой счастливой! В загсе прыгала как ребенок, а Илюша заплакал…

А после того как вы официально расписались, что-то изменилось в ваших отношениях?
Ирина Резник (Irina Reznik)

Ничего. Илюша и раньше делал так, что я не чувствовала ущербности в том, что я не законная, а гражданская жена. Илья заговорил об этом, когда на меня начались нападки, называли любовницей, сожительницей, да и его обижали, говоря, что он забыл о законной жене в Америке.