Эксклюзив

Инга Оболдина: «Родить дочь в 44? Стопроцентное счастье!»

Думала, стану мамой – завяжу с профессией

– С рождением Клары я сильно изменилась. Теперь понимаю, что не могу быть несчастна глобально, потому что есть это стопроцентное счастье. Не могу сказать, что раньше у меня были какие-то затяжные депрессии, но сейчас, если приходит в голову грустная мысль, смотрю на Клару и понимаю: ничего другого просто не существует.

Думала, что, став матерью, завяжу с актерством и успокоюсь на этот счет. Потому что с появлением малыша собственные амбиции уходят на десятый план. Но, с другой стороны, работа делает жизнь более насыщенной. Во-первых, ты приносишь ребенку новые эмоции. Во-вторых, он понимает, что у людей есть обязанности. И вполне естественно, что обязанности появляются и у него. Например, по утрам Клара относит на кухню бутылочки из-под компота, который выпивает за ночь. Мы их ставим на стол в комнате, а когда дочка встает, собирает посуду и сама тащит на кухню. Глядя на маму, она и свои дела воспринимает как данность. Ну и, конечно, все-таки люблю я это дело – актерство (улыбается).

Вот поэтому стараюсь совмещать материнство и работу, продолжаю сниматься, играть на сцене. Недавно, например, в театре «Сфера» прошла премьера спектакля «Обращение в слух» по книге Антона Понизовского, который поставила Марина Брусникина, режиссер МХТ им. А.П. Чехова. Роман новаторский, написан в технике вербатим – построен на интервью простых людей. По сюжету четверо швейцарцев слушают монологи представителей российской глубинки и спорят о русской душе. Очень любопытная по своему решению постановка.

Если я надолго уезжаю на съемки, беру Клару с собой. Но на площадку ее пока не привожу. У нас был один печальный опыт. Дочка пришла ко мне в театр (я хотела познакомить с ней коллег), они с няней были за кулисами, ей все нравилось, но когда мы с партнером начали играть сцену, в которой он берет меня за голову и делает резкое танцевальное движение, Клара решила, что дядя проявляет агрессию по отношению к маме. Она плакала и потом еще несколько месяцев вспоминала: «Дядя-волк схватил маму!..» Это было для нее огромным потрясением, и мы пока завязали с визитами на работу.