Интервью

Ирада Зейналова: «Свадьба ничего не поменяет»

Телеведущая, в прошлом репортер год назад развелась с первым мужем, а сейчас готовится к свадьбе. Избранник Ирады – ее коллега, военный корреспондент Александр Евстигнеев. «Свадьба ничего не поменяет в наших отношениях. Это формальность. А репортер – это наша общая семья». Зейналова редко дает личные интервью. Но с Woman’s Day как-то разоткровенничалась.

О характере

Я достаточно восточная женщина. Выходной трачу на то, чтобы готовить, убираться, гладить. Если схалявлю и проведу его иначе: высплюсь, книгу почитаю, схожу к друзьям, у меня потом такие угрызения совести! Ну ладно, суп на неделю сделать можно, но ужин нет. И в два часа ночи я иду на кухню, если знаю, что на следующий день ребенку что-то нужно есть. Если мне, скажем, раньше звонили и говорили, что через три часа нужно лететь в Египет, а значит, через час выезжать, оставшееся время тратила на приготовление котлет ребенку.

Это на работе я жесткая, но не дома. Это как доктор Джекил и мистер Хайд. На работе могу заставить железо гнуться, часы идти в обратную сторону. Но в быту тряпка невероятная. Из меня веревки можно вить. Всем. В Англии (Зейналова несколько лет проработала там спецкором. — Прим. Woman’s Day) русские эмигранты учили меня бытовой жесткости. Ко мне в Лондон любили приезжать гости, причем часто и иногда даже не друзья – дальние знакомые. Как-то подруга – психолог посоветовала: «Когда тебе позвонят и скажут, что приезжают, скажи, что ты рада, ждешь, но спроси, какой отель им заказать». Прошло много времени, прежде чем я решилась. Позвонил сотрудник редакции, которого я знала только по голосу, и я спросила: «Какой отель вам заказать?» Он ответил: «Я приеду не один, а с девушкой». «Какой отель вам заказать?» – «Не парься, мы остановимся у тебя». На этом я сломалась…

Фото: 
Фото: 

О слезах и слабости

Конечно, есть люди, кому я могу пожаловаться. Но когда жалуешься, на тебя потом смотрят с соболезнованием, спрашивают: «Ну как?» И тебе становится неловко: тебе уже не хочется об этом говорить, ты закрылся, пережил проблему или смирился с ней. К тому же у человека могут оказаться свои проблемы, и он просто тебя не услышит.

И очень обидно, когда на меня смотрят недоуменно: «Я и не думал, что ты умеешь плакать…» И это обижает в сто раз сильнее. За кого вы меня принимаете? Я же женщина.

Возможно, я преувеличиваю свою силу характера, но всегда выслушиваю и стараюсь помочь. Я ненавижу, когда люди ноют: «Ну как же так…» Что значит: «Как же так?» Соберись и реши. Не нравится ситуация – измени ее. Или не говори о ней.

Я могу проспать работу. Поставила себе планку вставать каждый день в 9:30 утра, чтобы в 10:30 быть на работе. Но поскольку я знаю, что у меня есть еще полчаса, я это время сплю. У меня есть маниакальная слабость покупать все средства по уходу за кожей, до которых дотягиваются мои руки. Я большой противник всевозможных уколов и ботоксов, считаю, что стареть надо с достоинством. Но на все эти кремы ведусь легко. А потом или активно на себя намазываю, или раздариваю подругам. Не могу, когда гость уходит от меня с пустыми руками.

Об отношении к одежде и возрасте

У меня такой бодряк. Мне кажется, мне где-то 32. И это правильный возраст для женщины, когда она расцветает, бурь уже нет, но есть молодость и все впереди. Да и мозги уже образовались размером ну с ложку соли. Тогда в 32 я пришла на Первый канал, у меня были тяжелые командировки, и, мне кажется, именно тогда я была наиболее счастлива.

Забавно – когда уезжала в Британию, собрала вещи, те, что нажила за 35 лет, и позвонила подруге Оле Кокорекиной: «Знаешь, вот сижу я, взрослая женщина, а передо мной небольшая кучка серо-черных поношенных вещей, одни туфли и сапоги». Но мне тогда этого хватало: в горячих командировках кеды, а не каблуки нужны.

Когда покидала Англию, везла с собой 250 килограммов багажа. Когда собралась уезжать, подумала: «А что я буду носить в Москве?» У нас же дорогая и одежда, и обувь, а в эфире нужно прилично выглядеть. В Лондоне все в разы дешевле. Купила все необходимое и отправила в Москву с оказией. Потом еще и еще раз… Уже дома поняла, что это некуда складывать: дома один двухстворчатый шкаф, и тот забит.

Дочери Бородиной, Чуриковой и другие звездные первоклашки
Подробнее
42 года разницы: супруга Джигарханяна с мужем на «вы»
Подробнее