Интервью

Ирада Зейналова: «Свадьба ничего не поменяет»

Об отношениях с первым супругом

Я изначально была заложником профессии мужа (Ирада 20 лет была замужем за Алексеем Самолетовым, в 2015-м они развелись. — Прим. Woman’s Day). Он тогда был известным репортером. Мы жили в его ритме. Я была беременна, мне рожать чуть ли не сегодня-завтра, а Леше нужно лететь на Шпицберген. Я села за руль огромной, тяжелой «Нивы» без гидроусилителя и повезла его во Внуково, но рейс отменили. Так было несколько раз за день. И когда он уже устал и лег спать, лететь нужно было утром, у меня ночью начались схватки, но я боялась разбудить его, бегала по квартире, рвала на себе волосы, но знала, что он должен выспаться. Дотянула до 7 утра. Когда я его разбудила, он позвонил своей маме (она врач), объяснил, что со мной происходит. «Ира родит через 15 минут, – сказала она. — Вам надо успеть». Мы успели.

Это публика меня знает, в профессиональных кругах Леша очень известный человек. Снимает фильмы, строил телеканал «Волга» в Нижнем Новгороде. Как-то ездила на ТЭФИ в Петербург, поймала такси, за рулем которого сидел таджик, и водитель мне говорит: «О, вы жена Самолетова!» А зависть? Успех ученика – успех учителя. Он скорее поправит меня в чем-то. Мне всегда обидно, когда он считал, что я в чем-то накосячила. Но когда Леша говорил: «Отличный был выпуск», мне дико приятно, потому что он не делал мне скидок ни на усталость, ни на плохое самочувствие.

Жить вдали от семьи, мужа, друзей – никакая не проверка отношений. Врагу не пожелаешь такой проверки. Все рассказы о том, что можно на пару лет уехать на заработок и вернуться к тому, из чего вышел, ерунда. Два раза в одну реку не войдешь… Корпункт научил меня одной вещи: как бы ты ни был близок с друзьями, пока они живут без тебя, они меняются. И ты тоже. Ты за собой этого не замечаешь, а за ними – да. Поэтому отношения нужно полностью переделывать.