Опыт одной женщины: роман с женатым ничем не кончится

Неужели с вами этого не случалось? Когда земля из-под ног, бабочки в животе, когда ты подумала, а он произносит? Когда ты точно уверена, что это чувство – то самое, что любить ты точно никого так не сможешь, как его. И он, целуя тебя в губы и глаза, клянется, что испытывает ровно то же.

Это же редкость дикая – такая связь, ведь вы как будто всегда были знакомы, это не случается просто так, это судьба. Просто он не дождался тебя немного, перестал верить и вот теперь женат. Но он ведь несчастлив в этом браке, а вы друг без друга не можете дышать.

Знакомо? Когда сталкиваешься с этим впервые, кажется, что ты – единственная в мире, кто переживает подобные эмоции. Что вот это у тебя – НАСТОЯЩЕЕ. Но, увы, все истории уже рассказаны, а романы с женатыми мужчинами заканчиваются одинаково. Несчастливо.

Светлана Абрамова, ведущая программы «На 10 лет моложе» на Первом канале, впервые призналась, что однажды чуть не увела мужчину из семьи. И откровенно описала для читательниц Woman’s Day то, что переживала и испытывала. Это как раз тот случай, когда стоит принять во внимание чужую ошибку.

Это случилось около шести лет назад. Мне тогда было 23 года, и я ждала большой любви.

Мы познакомились в пятницу, 13-го. Наверное, мне, как человеку, интуитивно доверяющему знакам, следовало насторожиться с самого начала…

Он начал не банально:

«Девушка, могу я угостить вас мороженым? Нет ничего приятнее мороженого зимой. Ведь вы, как и я, мне кажется, видите мир немного по-особенному. Я – Никита».

Сказать, что я испытала чувство эйфории, окрыленности, вдохновения, было недостаточно. Этот удивительный мужчина как будто поднял меня на несколько секунд и оставил дослушивать его вопрос в воздухе.

«Светлана», – ответила я. Не сразу смогла прогнать из головы туман и взять себя в руки.

Мы проболтали полночи. Никита сразу сказал, что женат, «давно и неблагополучно», что в Петербурге открывает собственное дело, что хочет переехать и что никогда не встречал такого гармоничного сочетания столицы и Северной Венеции в одной женщине. Я слушала, внимала, впитывала, как губка, все, что он рассказывал, и про себя повторяла: «Женат, женат, женат…»

Потом мы гуляли по сонному, холодному Петербургу, слушали полуживого то ли от северного ветра, то ли от алкоголя скрипача на Поцелуевом мосту и обсуждали поэзию, политику, культуру. Мне казалось, так не бывает.

А потом Никита проводил меня до машины и поинтересовался, может ли он мне позвонить. Я сказала, что не могу себе позволить общение с мужчиной, уже создавшим семью…

«Ответь, пожалуйста, на вопрос: могу или нет? Остальное позволь мне решить самому».

Я кивнула еле заметно и уехала домой. Как водится у барышень, долго не могла уснуть, думала, мысленно задавала вопросы. Пыталась понять степень «неблагополучности» его семьи. А к утру твердо решила, что доверюсь верховным, как я люблю говорить, космическим, силам, и будь что будет. Опрометчиво, конечно, возможно, даже немного фатально, но я привыкла доверять себе.

Прошла примерно неделя. Я начала забывать о своем необычном знакомстве, увлеклась сьемками, жизнь вернулась к привычному скоростному ритму, общению, перелетам. До одного особенного дня. Утром я проснулась от телефонного звонка.

Разбитое сердце: 7 реакций тела на разрыв отношений
Подробнее
Хорошо сказано: 5 цитат об изменах
Подробнее

«Светлана, доброе утро, вам просили кое-что передать, могу ли я заехать?» Я назвала свой адрес, и спустя 15 минут услышала звонок в дверь. На пороге квартиры стояла большая коробка – и не единой души рядом, никого, кому бы я могла задать вопрос.

Я занесла коробку в дом и, налив кофе, решилась-таки узнать, что скрывается внутри. А там – еще 10 коробочек поменьше. Открыв последнюю, я увидела мобильный телефон. Необычно, подумала я. Кто? Зачем? Мои раздумья прервал звонок.

«Света, привет, это Никита. Я все-таки решил позвонить. Когда будешь в Питере? Увидимся? Мне очень важно побыть с тобой еще немного». Конечно, я согласилась.

Мы с Никитой начали видеться. Гулять, обсуждать философию, путешествия, любовь – все что угодно. «Мы просто общаемся, проводим вместе время», – говорила я подругам и убеждала то ли их, то ли себя. Девчонки, честно говоря, хватались за голову, слушая рассказы и беспокоясь, что Никита окончательно задурманит мою голову. Я не понимала их волнения, но уже прошло три месяца, а мы даже не целовались.

А тем временем в Питере начиналась весна…