Почти поток сознания: как выглядит встреча подруг изнутри

Мужчина номер 1, отказался, так и запишем

В общем, первый пункт вечерней программы выполнили – Рита быстро-быстро установила, что на присмотренную ею микроволновку скидок нет. И осталось самое важное – проводить Элку в ее Америку. То есть уместиться в каком-либо заведении, взять бутылочку брюта и поболтать на прощанье о девичьем. И да, сфотографироваться еще. Можно уже начинать. Вчетвером. Палка для селфи не при себе, а вон идет мужчина-давайте-его-попросим.

— Ой, а он не сопрет телефон? — струхнула американская участница нашего квартета.

Бритый наголо пузан с сигаретой как почувствовал Элкино недоверие.

— Нет! — мрачно и решительно отказался нас заснять.

Ну и фиг с тобой. У нас другие способы есть, у нас длинные руки!

И после первых кадров начались муки выбора. «Надо показать Элке какое-то приличное место, чтобы остались приятные воспоминания. Девочки, давайте сосредоточимся!» – «На параллельной улице, за углом буквально, какое-то армянское заведение – хвалят».

— Садимся, поехали!

Ким Кардашьян сделала селфи с... Хиллари Клинтон!
Подробнее
Сандра Буллок закрутила роман с фотографом
Подробнее

Доехать не успели. Кто-то вспомнил, что армянское заведение – это магазин, а не кафе – да, с вином, но навынос. А что, мы будем в машине проводы отмечать? Развернулись, поехали в итальянское кафе «Старая Италия». Тем временем, пока параллельно нашему автомобилю шли две разделительные полосы, передумали – кафе такое старое, что, наверное, и Элка в нем уже бывала, – и наметили другую культурную цель, с тематическим названием «Культура».

По дороге взялись обсуждать всяческие культурные аспекты жизни, в том числе языковые. Раз уж у 50 процентов присутствующих лингвистическое образование.

— Появились, Элка, пока ты в Америке, всякие неологизмы в русском языке, которые мне категорически не нравятся. Многие, Полька например, употребляют новообразование «отзвониться».

— О! Это же вульгаризм! — констатирует стилистически подкованная Элка.

— А почему ты мне раньше об этом не сказала? — в меру возмущенным тоном обращается ко мне Поля.

— Не расстраивайся, вульгаризм – это просто стилистический термин, ничего личного.

Я давно зареклась поправлять кого-либо. Что я, учительница? Ну разве иногда, если почва подготовлена. Тогда и скажешь парню: «Не «плинтуса», а «плинтусы», не «обгрызанный», а «обгрызенный». К слову, для какого-нибудь писателя дворянского сословия в XVIII веке слово «парень» было вульгаризмом – ибо от сохи. Ой, мамочки, неужели через сто лет слово «отзвониться» станет нормой? Впрочем, мне уже будет все равно.