Эксклюзив

Ксения Раппопорт: «Я «душу» любовью своих дочерей»

Антиквариат вместо украшений

Что для вас значит любовь?
Ксения Раппопорт (Kseniya Rappoport)

То, без чего любое дело теряет смысл…

А красота?
Ксения Раппопорт (Kseniya Rappoport)

В юности мне казалось, что наряжаться и подчеркивать свою женственность – ужасная пошлость. И, конечно, мне все в себе не нравилось. Сейчас, как и у любой женщины, у меня бывают два состояния: иногда вполне довольна тем, как выгляжу, а иногда смотрю в зеркало – и понимаю, что это какой-то кошмар. Внешняя красота – понятие весьма относительное. Тем более в актерской профессии. Чем больше трансформируется твоя внешность, тем шире амплитуда твоих возможностей.

Читала, что вы не любите украшения, макияж и вечерние платья. Почему?
Ксения Раппопорт (Kseniya Rappoport)

Не могу сказать, что не люблю. Просто на это необходимо потратить большое количество времени и усилий. А мне не хватает терпения. Скорее потрачу время на поход по блошиным рынкам или книжным лавкам, чем по магазинам одежды. А с украшениями у меня элементарная несовместимость – они мне быстро начинают мешать, я их снимаю и тут же теряю.

Вы как-то сказали, что видите себя не в этом веке, а в позапрошлом. Как вам живется в эпоху высоких скоростей и Интернета?
Ксения Раппопорт (Kseniya Rappoport)

Я совершенный дикарь и в современной технике ничего не понимаю. Но не пользоваться Интернетом сейчас просто невозможно. Слишком многое туда переместилось. Например, почти все сотрудники фонда «Б.Э.Л.А. Дети-бабочки» находятся в Москве, и чтобы быть на связи, я иногда часами не вылезаю из телефона и компьютера. Меня научил общаться с техникой и Интернетом один замечательный человек – фанат Стива Джобса и Apple. Но я по-прежнему категорически не могу представить себя круглосуточно живущей в социальных сетях, публикующей фото себя и еды или следящей за чем-то подобным. Личное пространство каждого из нас сузилось до такой степени, что теперь за него приходится бороться. Раньше ведь нам как-то удавалось общаться без мобильных телефонов, договариваться и приезжать при этом вовремя на съемки в назначенное место. Прекрасно, что появились навигаторы, но очень грустно, что таксисты теперь не знают ни одной улицы в городе, в котором работают. Без нынешних возможностей и скоростей было совершенно другое ощущение времени и другое качество проживания этого времени. Это особенно остро понимаешь, читая мемуары и переписку. Была другая степень доверия между людьми и степень доверия человека к миру. С другом, находящимся от тебя на большом расстоянии, нельзя было моментально связаться, но можно было думать о нем и говорить с ним в письмах. Писать и ждать ответа.