Интервью

Лариса Гузеева: «Странно говорить о любви через 20 лет брака»

Я пропала как раз в компании

– И как на данный момент обстоят ваши взаимоотношения с кинематографом? За последние пять лет ваша фильмография ведь не сильно пополнилась. Почему?
Лариса Гузеева

– Этот вопрос мне постоянно задает мама. Я ей отвечаю: «Если бы меня пригласили Андрей Звягинцев или Андрон Кончаловский, побежала бы. Согласилась бы, не читая сценарий». Мне же ежемесячно предлагают сыграть маму в каком-нибудь сериале. А я не хочу. Зачем? У меня уже есть один сериал под названием «Давай поженимся!», где я – хозяйка. Ни разу редакторы, продюсеры канала не приходили и не отчитывали меня, не указывали, как и что я должна делать. Зачем мне идти в сериал, который мою биографию никак не раскрасит?

– И никакие финансовые сложности, кризис не заставят вас опустить планку при выборе фильма или спектакля?
Лариса Гузеева

– Никогда нельзя зарекаться ни от чего. Было время, когда я согласилась бы на любую роль, не привередничая. А кто-то из актеров резал колбасу в супермаркете, чтобы выжить. Поэтому я сейчас тоже не буду выделываться и всех снимающихся в сериалах называть ничтожествами, а себя выставлять крутой, козырной. Просто у меня есть работа – шоу «Давай поженимся!», спектаклей куча. И я рада, что многие мои товарищи работают по профессии, играя в сериалах. К тому же сейчас они качественнее, нежели в 90-х, 2000-х.

– Если говорить о кино, вам трудно подчиняться на площадке? Или вы выстраиваете отношения с режиссерами на равных?
Лариса Гузеева

– Я застала кино в постсоветский период, когда режиссер на площадке был царь и бог. И от этого самодурства я настрадалась в свое время. Не буду никаких легенд сочинять. Многие вели себя гнусно, отвратительно. Днем ты играешь невинную девушку, а ночью в твой гостиничный номер ломится пьяный режиссер, выбивает дверь ногой и угрожает: если ты ему откажешь, то завтра вылетишь со съемок первым же рейсом… Тогда была какая-то невероятная зависимость. Боялись не понравиться жене режиссера, его дочери, прочим членам семьи, не пройти их «худсовет». Те унижения, которые мы испытывали, многим современным артистам и в страшном сне не приснятся. Актрисы моего поколения могут сказать, что такого не было. Не верьте им, было. Хотя я поступила в институт без блата и роли получала не через постель. Может, поэтому у меня и фильмография такая. Будь чуть посговорчивее, глядишь, и моя киноистория сложилась бы иначе. Как говорил один режиссер: «Ласковый теленок двух маток сосет». Сегодня никто не может указать, что мне делать. Более того, никто не может даже пофантазировать на эту тему. Но я, в свою очередь, вела и веду cебя на площадке очень прилично. Я понимаю, что есть руководство, есть подчиненные. Есть режиссеры, есть актрисы. И если тебе не нравится, если ты в бесконечном споре с режиссером, не иди к нему. А постоянно хвастаться тем, что ты все съемки боролась, что переписала роль под себя... Такого не хочу. У режиссера Игоря Апасяна, царство ему небесное, я сыграла, пожалуй, лучшие роли в «Маросейке, 12» (серия «Бабье лето») и в «Граффити». Он был моим другом, любил меня, понимал, чувствовал. Сейчас такого нет. Да и режиссеры стали зависимы от продюсеров, которые диктуют, кого и как надо снимать, кого нужно подрезать.

– Если бы у вас была возможность вернуться в юность, стали бы, учитывая накопленный опыт, что-то менять?
Лариса Гузеева

– Конечно! Это было самое дурацкое время в моей жизни. Часто сетую: на кой ляд я так тогда жила? Столько всего хотелось бы изменить, стольких ошибок избежать. Сегодня стараюсь уберечь от этого молодых двоюродных сестер, племянниц, сына, дочь. Количество оплошностей, которые должны совершить мои дети, чтобы набраться ума, четко ограничено. Они на коротком поводке. Я им иногда разрешаю идти не туда, но заходить в какие-то двери, в которые сама в молодости ломилась по своему скудоумию и из-за отсутствия мамы рядом, для них недопустимо.

– Что это за двери?
Лариса Гузеева

– Во-первых, алкоголь. Хоть все и начинается с одной рюмочки, не у всех есть сила воли, чтобы остановиться. К тому же я по характеру такая, мне нужны простор и размах во всем. Все делаю чрезмерно: ем, люблю до смерти, ненавижу так, что всем плохо становится. И дети мои такие же, не мелочатся в чувствах. Во-вторых, не нужно постоянно искать дружбы, компании, кучковаться. Это нас еще со студенческих времен приучали: «Один за всех и все за одного», «По одному мы – веточки, а вместе нас не сломать», «Возьмемся за руки, друзья, чтобы не пропасть поодиночке». Так вот я пропала как раз в компании. Была бы одиночкой – сохранила бы себя. И детям это внушаю. Одному находиться неплохо, есть чем заняться. Мне этого никто не объяснил. Я бежала, всех любила, обнимала. Да и сейчас такая же дура. В-третьих, читать надо больше, языки учить. Вот чего мне сейчас не хватает – образования. Надо было в молодости идти на любые возможные курсы. К сожалению, это понимание пришло лишь с годами.

Развод толкнул Бузову на кардинальную смену имиджа
Подробнее
Изнанка подиума: 9 вещей, о которых молчат модели
Подробнее