Линдси Лохан: «Я стала еще одной избитой женщиной»

— Когда ты почувствовала, что он использует твою популярность в своих целях?

— Я не могу говорить за другого человека, не знаю… Честно говоря, меня очень ранит, когда в таблоидах, я их обычно не читаю, но он читал мне их, и его это очень возбуждало, что писали о русском парне-мультимиллиардере, который сейчас с Линдси Лохан. Для меня это выглядело следующим образом: моя жизнь в Лондоне в течение четырех лет была такой частной, а этот парень, который буквально вчера сделал мне предложение, предает меня публичности каждую секунду. Я думаю, тем, кто подкармливает общественное внимание, – им это очень нравится. И это очень пугающий фактор в отношениях. Я 27 лет была на виду, и куда бы я ни отправилась, всюду преследовали папарацци. А я хочу, чтобы меня не трогали. Моя жизнь – это моя жизнь, и сейчас я хочу детей, хочу заниматься фильмами и бизнесом. И он использовал мою частную жизнь, воспользовался этим. А потом сделал мне предложение, но я купила себе кольцо сама.

— Сложно себе представить, что ты, такая интересная, сексуальная, платила по счетам за молодого парня…

— Потому что так проще. У него нет денег, так что же мне остается делать? Я работаю с тех пор, как мне исполнилось три года. 27 лет я сама о себе забочусь, так что, если у меня с кем-то отношения, я не собираюсь кому-то доказывать, что у человека, в которого я влюблена, дела идут не так гладко. Но в этом и моя ошибка, поскольку я не заняла такую позицию и не сказала: делай что-то, потому что я не могу делать все одна. Так что это моя вина, я несу за это полную ответственность.

— Кто снял это видео, где ты кричишь на балконе и вы ссоритесь?

— Это школьники. Мы вместе жили, вместе платили за дом, вместе оплачивали счета. Я была дома, спала. А он ворвался в дом и начал меня душить. Я выскочила на балкон, и все это происходило там, я изо всех сил кричала. И два человека засняли это и вызвали полицию. Уже при первых признаках я должна была положить этому конец, просто мне очень трудно сказать «прощай». Я не могу уйти раньше, чем меня бросят. Я пытаюсь помочь человеку, наладить его жизнь, а потом происходит то, что происходит. Какое-то время я думала, что он хороший человек. Стыдно признаться, но мое рациональное сознание отключилось. И я сама говорила на следующее утро «прости», просто чтобы сохранить покой, ведь это просто – сказать «прости».

Более всего для меня невыносимо то, что я действительно люблю его, его мать и отца. Я была бы рада, если бы они общались со мной, я хотела бы уважительных отношений. Я чувствую, что меня просто использовали – я первый раз в таких отношениях, когда меня били. И это для меня больная тема, поэтому я и чувствую себя так неуверенно. И это страшно. Я не хочу, чтобы в моей жизни происходили такие ситуации, я не жертва, я сильный человек.

Я знаю много русских парней, отличные ребята. То, что он так со мной обращался, не значит, что он плохой человек – может, у него просто свои проблемы. Я несколько раз была в России, и я знаю нескольких русских мужчин, очень хороших, сильных, сердечных, которыми я восхищаюсь. Поэтому я не скажу, что это был «русский парень», нет – просто парень. Потому что большинство русских мужчин, которых я знаю, никогда бы так не поступили.

Я приехала в Россию, и сразу пресса заявила, что я хочу встретиться с Путиным, что я хочу селфи. Нет, я этого не говорила. Я просто хотела безопасно добраться сюда, поскольку мне казалось, что Егор может плеснуть кислотой мне в лицо. Мне хотелось встретиться с Путиным, потому что я знаю, что он занимается благотворительностью, и я хотела создать благотворительную организацию против торговли детьми и сделать этот мир чуточку лучше. Вот почему мне хотелось встретиться с Путиным, потому что я уважаю его как личность, потому что он настойчив в своих действиях, и я этим восхищаюсь. Но в прессе все перевернули с ног на голову, но такова история моей жизни – так всегда происходит.

— А что происходило на той вечеринке?

— На вечеринке в честь моего 30-го дня рождения мы немного повеселились, потом он на какое-то время исчез. Там были мой брат и сестры. Я ушла домой и легла спать – из-за этого он пришел в ярость. И это не было лучшей частью моего дня рождения – я хотела отметить дома. Я благодарна за ресторан, за все, что он сделал, но то, что произошло после этого, было кошмаром. И вся следующая неделя была кошмаром. На следующее утро мой брат и мои сестры перебрались в отель и сказали, что, если я не уйду с ними, они перестанут со мной разговаривать, поскольку не собираются наблюдать, как мужчина так со мной обращается.

Это ужасно, об этом тяжело говорить. До этого я не давала интервью по этому поводу, потому что не могла, тяжело это все видеть на обложках журналов через месяц после моего дня рождения, это было невыносимо. Моя мама, которой я ничего не говорила, мои сестры не знали, что произошло в тот день. Просто видеть все это, это задаваться вопросом: «Линдси, что с тобой не так? Уходи отсюда!» Но в этот момент становилось тяжело – ты вспоминала лицо человека, которому признавалась в любви: как? просто сказать «прощай»?

— Трудно ли тебе было вернуться домой и увидеть квартиру, в которой все напоминало о вашей совместной жизни?

— Нет, это мой дом. Он оформлен на мое имя. Мы там были вдвоем, но платила за все я. Его отец много за что платил – за него. Но в основном я. Некорректно считать, что все было на нем, так как он сын русского миллиардера.

— Но вы собирались жить вместе, а в соцсетях ты написала, что он проводит время с какой-то русской девушкой…

— Даша – моя подруга, честно говоря, я очень переживаю по поводу того, что произошло между мной и Дашей. Я была зла на нее, она знала, что происходит между мной и Егором, и она была с ним сразу после того, как он совершил, так сказать, насилие. Когда я ей писала, он кричал на меня. Все эти соцсети – раньше бы никто ничего не узнал, так что я очень на нее рассердилась и наговорила лишнего, это было неправильно. Но это было как раз то, чего Егор добивался, – убрать всех из моей жизни, моих друзей. И она была тем, кого он хотел убрать, он воспользовался, чтобы потом выкинуть ее, мою подругу из моей жизни. Я вела себя так по-детски. Она об этом знает, мы об этом с ней говорили. Но это никому не дает права поднимать руку на другого человека – это совсем неправильно.

Я люблю его родителей, но они слишком легко отнеслись к тому, что он сделал, – разве ударить женщину - это пустяки? Честно говоря, я чувствую себя очень неспокойно последние несколько месяцев – трудно чувствовать себя нормально, если у тебя синяки на ногах. Мои друзья увезли меня в путешествие, чтобы отвлечь. Я была испугана, я не драматизирую, но мне потребовалось время, чтобы признать то, что я раньше игнорировала, – эта ситуация вызывает боль у моей семьи. Я это вижу по настроению у себя в доме. Это тяжело, но так не должно быть. И на самом деле, когда мы разговариваем, это помогает – это выходит, потому что я раньше не могла говорить об этом. Может, я не буду говорить об этом вечно, но пока это живет во мне. Я бывала в разных ситуациях, и в этом нет смысла – просто сидеть и ничего не говорить.

Отец Лохан рассказал всю правду о Тарабасове
Подробнее

— Ты удалила номер телефона Егора из своего мобильного?

— Нет, я не такая, я не тот человек, который сжигает мосты. Если ты делаешь что-то плохое, я не могу изменить то, как тебя воспитывали, как ты к этому относился и как ты этим теперь пользуешься. Я могу исходить только из намерений человека при начале отношений. И если намерения нечисты, а я этого не распознала, то я думаю, что это моя вина. Если ты будешь так поступать, я никогда не буду давать сдачи, я не такая, я так не смогу. Я хочу, чтобы все были счастливы, мне нравится отдавать свою любовь другим. Ты можешь увидеть это в моих фильмах, в которых я снималась, – мне нравится сниматься в фильмах, которые приносят людям радость. Герои, которых я играю, могут быть в темноте, но всегда стремятся к свету.

Когда я сама попадаю в такие ситуации, то становлюсь очень слабой и стеснительной. Вы и сами видите, что сейчас я волнуюсь, такой у меня характер, я интроверт, по гороскопу Рак. Мне нравится сидеть в моей раковине, я там чувствую себя в безопасности. Есть только два варианта – можно сидеть и жалеть себя, быть жертвой, и другой вариант – ты можешь подняться над ситуацией и помогать другим людям. Признай, что случилось, оберни это себе на пользу, используй свой опыт и поделись им. Если человек ударил кого-то раз, то он может ударить еще и кого-то другого. В этом проблема. Есть любовь, но такие проявления ярости пугают. Так что теперь его жизнь – это его жизнь. Я надеюсь помочь каждой девушке, которая оказалась в похожей ситуации и нуждается в поддержке. Все люди, какие только есть в мире, должны знать, что мы все равны. Все мы дети того бога, в которого верим.

— Тебе не обидно, что твой папа комментирует ситуацию, не занимая твоей позиции?

— Мой отец и Егор общаются все это время, из-за этого я не разговариваю со своим отцом. Он общается с Егором, а не со мной. Вот почему я так отношусь к прессе и соцсетям – люди могут заниматься домыслами, строить предположения и заявлять все, что придет им в голову. Главное – привлечь внимание. За последние четыре года я делала все возможное, чтобы вывести мою жизнь на новый уровень. Я не хочу, чтобы эта история с Егором стала препятствием на моем пути – я этого не допущу. Я очень много работала в своей жизни, я очень понимающая и разумная женщина. Никто не может оторвать меня от того, что я делаю, от моего мира, семьи, работы с детьми. Я прошла в своей жизни достаточно, чтобы понимать, чего я хочу в жизни – я хочу быть хорошей матерью и быть такой, какая есть. Я знаю, что я скажу в будущем своим детям, а что буду запрещать.

— Мне кажется, ты будешь хорошей матерью.

— Да, безукоризненной. Девой Марией (смеется). Я буду рада тому, что даст мне Бог. Я хочу основать свою благотворительную организацию, выпустить свою косметическую линию, сосредоточиться на своем бизнесе. Я всегда была в душе ребенком, но при этом я сейчас взрослая женщина, и я понимаю свою ответственность. Мне не надо ничего себе доказывать. Я знаю, на что я способна, я отличная актриса и прекрасно справляюсь со своей работой.

Барановская: «Я стояла перед Андреем на коленях и ревела…»
Подробнее