Любовь 2.0: модели отношений в современном мире

За последние несколько десятилетий представления об идеальном союзе сильно трансформировались.

Фото:
4maksym/iStock / Getty Images Plus

Браки «один раз и на всю жизнь» заключаются все реже, разводов становится все больше, ставить штамп в паспорт уже не спешат не только мужчины, но и женщины. Женщины вообще все чаще выбирают для себя новые модели отношений, что особенно ярко заметно в популярной культуре.

Телеканал TLC провел семиотическое исследование «Код женщины: образ в массовой культуре» и выяснил, как меняется образ женщины в медийном пространстве.

Проанализировав фильмы, рекламные ролики, публикации в прессе и другие тексты массовой культуры, эксперты выявили 31 код — устойчивые наборы знаков и их комбинаций, которые позволяют проследить трансформацию привычных образов. Итоги этой масштабной работы доступны в официальном аккаунте TLC, а мы предлагаем разобраться с тем, какие модели отношений сегодня представлены в медиапространстве и какие коды набирают популярность.

Она и они

Едва ли кто-то поспорит с тем, что та модель отношений, которая была справедлива для поколения наших родителей, больше не работает. Пожалуй, никогда за всю историческую перспективу и существование человечества люди не возлагали столько внутренних экспектаций на союз, сколько сегодня, отмечает журналист, психолог и популярный секс-блогер Арина Винтовкина.

Раньше было достаточно, чтобы мужчина, условно, не пил и не бил. Сейчас же женщины стремятся получить от отношений максимум и найти такого партнера, который бы совмещал в себе множество разных «функций»: лучшего друга, идеально подходящего любовника, прекрасного отца для детей.

Желательно также, чтобы их уровень эмоционального IQ и «обычного» IQ был примерно равнозначный, чтобы представления о комфорте были схожие, и так далее. Таким образом, все эмоции, которые раньше девушки получали из разных сфер своей жизни и от разных людей, сегодня частенько фокусируются на одном человеке.

Очевидно, что редко кому под силу справиться с возложенными на него ожиданиями, когда они столь масштабны. Это, по сути, и есть одна из причин возникновения новых форматов отношений (полиаморных союзов, открытого брака и т.д.), отвечающих современному культурному, историческому и психологическому запросу.

Люди ищут способы не отказываться от собственных представлений о всеобъемлющем счастье. Они пытаются изобрести формат партнерства, который бы позволил объединить стремление к оседлости и тягу к новым эмоциям и ощущениям, в равной мере присущие каждому человеку.

В популярной культуре это отражается в репрезентации образа женщины-бунтарки: она борется против патриархальных устоев в личных отношениях, думает о себе и своих интересах, отстаивает свои права, в том числе и на сексуальную автономию. Еще несколько десятилетий назад в массовой культуре сложно было представить себе сюжет, легитимизирующий женское «право на лево», в то время как к мужской измене относились если не лояльно, то по крайней мере снисходительно, декларируя, что тяга к новым сексуальным впечатлениям — чисто «мужская» черта и потребность.

Сегодня же женщина, осознавая собственные потребности, может искать эмоциональный комфорт и гармонию за пределами брачного союза. Яркими примерами в российском медиапространстве служат сериалы «Измены» или «Двойная сплошная», главные героини которых, недополучая от своих мужей внимания, помощи и психологической поддержки, решаются искать их в другом месте, не уходя при этом из семьи.

Фото:
Кадр из сериала «Измены»

Разумеется, даже несмотря на то, что в массмедиа стали появляться такие примеры, общество еще не готово принять новые модели отношений: патриархальные устои диктуют свои правила, и борьба женщины за свое право, например, на нескольких партнеров проходит, как правило, незаметно для мира. Это касается практически любого формата отношений, хоть немного отличающегося от привычного уклада: человек, выбирающий иной путь, сталкивается с проблемами на работе, с непониманием друзей и неприятием семьи. Он чувствует себя отверженным как на локальном, так и на глобальном уровне, чувствует свою уязвимость и незащищенность, однако исследование TLC относит код «Бунтарка» именно к доминантным, то есть к наиболее сильным идеям в настоящее время. Это говорит о том, что женщины сегодня все чаще готовы сражаться за свою внутреннюю свободу и заботиться в первую очередь о своем комфорте, а не о том, что скажут люди.

Партнерские отношения

Еще одним доминантным кодом в исследовании TLC названы партнерские отношения. Эта модель сейчас вытесняет патриархальные семьи и формат «трофейных» союзов, в которых молодая красивая эффектная женщина старается всеми силами удержать рядом с собой успешного богатого мужчину.

Равноправие в союзе сегодня считается наиболее приемлемой моделью взаимоотношений: в массовой культуре немало примеров самодостаточных и финансово независимых женщин, которые выстраивают уважительный диалог со своим партнером и требуют того же от него.

Домашние хлопоты распределяются поровну, нет разделения на «мужские» и «женские» обязанности: все делается так, как удобно и комфортно обоим, а все проблемы обсуждаются честно и открыто. Такая модель отношений демонстрируется в проекте TLC «Пять с плюсом». Главные герои программы Адам и Даниель Басби в одночасье стали многодетными родителями: у них родились сразу пять дочек. Жизнь семьи Басби резко стала гораздо более непредсказуемой, но справляться со всеми сложностями им помогает именно надежное партнерство, умение слышать друг друга и идти на компромисс.

Бывают и обратные ситуации, когда в партнерских отношениях, наоборот, мужчина и женщина приходят к выводу о том, что у них не будет детей — в ближайшее время или вообще. Для такой модели семьи очень важна возможность честно рассказывать о своих предпочтениях, чтобы впоследствии не оказалось, что партнер смотрел в другом направлении. Поэтому чайлдфри-семьи, сознательно делающие такой выбор и умеющие договариваться друг с другом, как правило, выстраивают именно партнерские отношения.

В российской популярной культуре тоже есть примеры партнерских отношений: героини сериалов «След» или «Мажор» — сильные, волевые и независимые женщины, которые и в личной жизни готовы брать на себя определенные обязательства, помогать партнеру и идти с ним в одном направлении, а не слепо следовать за ним.

Фото:
Кадр из сериала «Мажор»

Фильм «Аритмия», вышедший в 2017 году, прослеживает зарождение и постепенное укрепление партнерской модели отношений. Главные герои, Олег и Катя, прожив вместе шесть лет, понимают, что их брак зашел в тупик: Катя предлагает развестись, и Олег пытается научиться смотреть на все вокруг по-другому, разговаривать с любимой женщиной, обсуждать важные для них обоих вещи, говорить самые нужные слова, уважать желания жены, управлять своими эмоциями, прорабатывать и перерабатывать их во что-то позитивное и созидающее. Только ценой такой постоянной работы над отношениями героям в итоге удается преодолеть кризис.

Разница в возрасте

Отношения с разницей в возрасте традиционно предполагали, что старший в паре мужчина, но современные тенденции переписывают устоявшиеся нормы. К развивающимся кодам исследование TLC отнесло «Вторую молодость»: это счастливый союз женщины 40+ с мужчиной значительно моложе ее. При этом женщина не боится таких отношений, не оглядывается на общественное мнение, а мужчина не просто благосклонно принимает ее внимание, а, наоборот, добивается, опекает, относится с большим уважением и нежностью. Таких примеров очень много среди знаменитостей, актеров и даже политиков: жена президента Франции, Брижит Макрон, старше своего супруга на 24 года, и этот факт — один из самых обсуждаемых в политической карьере Макрона. Некоторым настолько сложно поверить в то, что мужчина может полюбить женщину с такой разницей в возрасте, что Макрону приписывают даже нетрадиционную ориентацию, и это показатель того, что код «второй молодости» только-только начинает проникать в общество.

Фото:
Кадр из фильма «Привет, мне пора»

Еще один звездный пример — Деборра-Ли Фернесс, которая старше своего мужа, Хью Джекмана, на 13 лет. Несмотря на такой разрыв в возрасте, их союз оказался на редкость прочным: они поженились в 1996 году и до сих пор счастливы вместе. Хью Джекман намеренно не афиширует, но и не скрывает свою личную жизнь и на все вопросы журналистов всегда с невероятным уважением и теплотой рассказывает о Деборре. Такие истории встречаются и в популярной культуре: в фильме «Привет, мне пора» 35-летняя Эми после развода прощается с мечтами о счастливой жизни, ей кажется, что она больше никогда никого не встретит, однако случайное знакомство с 19-летним Джереми помогает ей не только взять себя в руки, но и поверить в то, что судьба иногда дает второй шанс.

Как отмечает семейный психолог Лариса Суркова, все эти изменения в медиапространстве связаны с тем, что люди стали более открытыми к экспериментам, им интересно все новое, они хотя попробовать что-то необычное и неизведанное. Нет ничего плохого в том, чтобы медиконтекст был пестрым и многогранным: это помогает выстраивать диалог в обществе и встраивать в социальный дискурс новые фрагменты.

Постепенно новые модели будут набирать обороты, но это будет очень медленный процесс. При этом, по словам Арины Винтовкиной, СМИ и массовая культура лишь отражают эти изменения, но не формируют новые форматы. «Нельзя «ввести моду» на новые модели отношений.

Люди не становятся другими только потому, что где-то написали, что «полиамория — это модно», или насмотревшись фильмов и сериалов. В нашем обществе достаточно сильны патриархальные традиции, поэтому новые типы союзов все еще воспринимаются как что-то чуждое, опасное, «нездоровое».

Другое дело, что о новых форматах партнерства стали чуть больше говорить в СМИ, и те, кто выбирает альтернативные типы отношений, возможно, чувствуют себя чуть менее стигматизированными и одинокими». Также, по мнению Арины Винтовкиной, общественное обсуждение каких-либо изменений важно и для тех, кто до этого находился на позиции изгоя: когда тема инаковости начинает транслироваться в медиапространстве хотя бы в нейтральном ключе, это позволяет дышать чуточку свободнее и снижает напряжение внутри человека, который и так вынужден жить в «оборонительной позиции» по отношению к осуждающему его социуму.

Материалы по теме

Комментарии

0