Любовь на века: музы русских писателей

Сергей Есенин и Айседора Дункан

Сергей Есенин и Айседора Дункан
Сергей Есенин
Сергей Есенин и Айседора Дункан
Айседора Дункан

Ее называли «божественной сороканожкой», его – «последним поэтом деревни». Современники вспоминали, что с первой встречи Айседора Дункан и Сергей Есенин держались вместе, будто давно знали друг друга. Их не остановило ничего – ни языковой барьер, ни череда неудачных романов, ни 18-летняя разница в возрасте. Их обоих боготворили. Айседору – за новый вид танцев: без пачки и пуантов, в легком греческом хитоне (а порой лишь с ниткой бус), Есенина – за стихи, в которых был слышен глас России.

Они мгновенно и страстно полюбили друг друга, и спустя полгода после знакомства сыграли свадьбу. Неизвестно, кстати, знал ли Есенин об их настоящей разнице в возрасте. Ведь накануне церемонии Дункан попросила переводчика немного подправить дату рождения – боялась, что Сергей может отказаться из-за возрастного разрыва. И ей пошли на встречу: Есенин женился на женщине старше его всего на 9 лет.

Пара расписалась 2 мая 1922 года и сразу же покинула Советский Союз. Изадора (именно так называл жену Есенин) не могла работать в СССР и забрала новоиспеченного супруга с собой на гастроли. Однако путешествие не задалось: Есенина везде воспринимали лишь как приложение к Дункан, а не как великого поэта, которым он считался на родине. Это делало его раздражительным. Есенины-Дункан постоянно ссорились между собой, Сергей изрядно выпивал и мог даже поднять руку на жену.

Вскоре пара возвращается обратно в Москву, откуда Айседора уезжает… но уже одна. Есенин отправит ей открытку, в которой расскажет, что он снова женился. Так и закончится их бурный роман. Официально развод они так и не оформили, и как поэту удалось после жениться на Софье Толстой (внучка Льва Толстого) непонятно до сих пор. После этого поэт уже не вспоминал о своей второй жене.

Но в период пылкой влюбленности Есенин посвящал Дункан прекрасные стихи. Именно к ней обращены «Заметался пожар голубой», «Пускай ты выпита другим», цикл «Персидские мотивы» и еще десятки трогательных творений, которые до сих пор читаются с замиранием сердца.

Степанов впервые снимется в кино после «Обитаемого острова»
Подробнее
Джиган: «В моей семье все строится на доверии»
Подробнее