Эксклюзив

Любовь Толкалина: «Дочка носит все вещи из моего гардероба»

В эксклюзивном интервью Woman’s Day актриса рассказала о том, каково заниматься воспитанием девочки-подростка.

«Мы ругаемся с Машей на… английском языке!»

Любовь, поделитесь секретом, как подружиться со своей дочкой?
Любовь Толкалина

Мне кажется, что этот вопрос надо задавать как раз моему мужу. Потому что я – строгая мама, а Егор – очень мягкий папа, все разрешает. У них с Машей много совместных интересов – например, они любят вместе смотреть кино. Муж вообще черпает информацию из аудио-визуального ряда, потому что не могу сказать, что нам удается много читать, времени на это нет. А вот посмотреть кино – это самое любимое занятие.

В чем ваша строгость проявляется?
Любовь Толкалина

Я считаю себя не очень последовательной матерью, все время меняю свое мнение. И моя дочка понимает, вот это нужно делать, но… не всегда, но… не обязательно. Егор с этим борется, он говорит мне: «Если ты взялась наказывать, то наказывай!» Честно говоря, наказывать ее я не люблю больше всего на свете. Когда я понимаю, что теряю терпение и начинаю срываться, мы ругаемся с Машей на… английском языке! Потому что так ты не скажешь ничего обидного, никаких слов, которые хочешь сказать по-русски, в этой ситуации сказать не можешь, потому что подбираешь слова. И пока ты их подбираешь – гнев улетучивается. Я прям рекомендую (смеется)! Единственное, чего мне не удается добиться от своей дочери, – это дисциплина. Вы знаете, есть такая очень хорошая поговорка: «Дистанция между твоей мечтой и реальностью, называется дисциплиной». Это то, чему меня научили еще в детстве. Я все-таки была спортсменкой, занималась синхронным плаванием, поэтому привыкла соблюдать дисциплину. А в своей Маше я вижу абсолютную черту семьи Михалковых: они делают только то, что хотят. Я так не привыкла. Коня ноги кормят: чем больше умеешь, тем дороже стоишь, везде надо успеть. Надо знать больше, чем все остальные. Так что я, конечно, нудная мать. Иногда, глядя на расписание дочери, мне становится страшно. Она после школы сразу же едет дополнительно заниматься математикой, потом у нее либо музыка, либо театр, вечером танцы. Затем английский, уже в половину десятого вечера… А еще она ходит в художественную школу, на йогу, акробатику, занимается в Музее им. А. С. Пушкина на курсах юных искусствоведов и т. д.

Маше самой нравится такой график? Или это родители решили, что ребенок всегда должен быть занят чем-то полезным?
Любовь Толкалина

Дочка занимается только тем, что ей нравится. Вы знаете, мы методом отторжения пробовали все. Она и занималась хореографией в школе Гедиминаса Таранды. Два года походила – бросили. Дальше она начала увлеклась синхронным плаванием. Конечно, я познакомила дочь со своим видом спорта. Сначала понравилось, два года занималась, а потом ей стало скучно. Я-то ходила в детский театр на воде. А здесь они плавали в бассейне, а внизу под ними тренировались водолазы. Потом у Маши еще и начался гайморит... Дальше нас всех увлек конный спорт. Мы занимались в саду «Эрмитаж», когда были в Лондоне, катались на лошадях в Гайд-парке и т. д. В итоге надоело ей это занятие до жути! К тому же зимой в манеже скучно… Все-таки больше всего ей нравится танцевать. Нас с дочкой сейчас сильно объединяет мое участие в «Танцах со звездами». Маша искренне не понимает, как за три дня можно освоить, например, джайв или румбу. Она – моя самая главная поддержка! До эфира я ей всегда показываю видео с прогона. Если она говорит: «Мам, ну что-то вяло», то я передаю нашему хореографу, мол, вот что дочь сказала. А самый главный мой критик в этом вопросе – Наталья Утевлевна Аринбасарова, мама Егора, потому что она в прошлом балерина.