Любовь Толкалина: о браке, любви и диетах

Дочки-матери

Когда Егор вводил вас в семью Михалковых-Кончаловских, не страшно было?

Я до сих пор робею в обществе старших Михалковых и принимаю позицию слушателя. Когда был жив Сергей Владимирович Михалков, мы часто говорили с ним по телефону. Он всегда был очень внимательным. Мне очень приятно общаться с Юлей Высоцкой. Несмотря на то что она старше меня всего на несколько лет, рядом с ней я становлюсь маленькой. Она знает все на свете и говорит на четырех языках. Это всесторонне развитый человек, и кулинарные книги – только начало. Также у нас очень хорошие отношения с мамой Егора – Натальей Утевлевной Аринбасаровой. Она – глава нашей семьи, я называю ее только по имени-отчеству. И без ее мнения и совета – мы никуда. И когда я участвовала в проекте «Танцы со звездами» главным для меня было мнение свекрови. Она занималась балетом, хорошо знает, какого труда стоит сделать тот или иной элемент, она безупречна с точки зрения вкуса. И поэтому когда она говорит комплименты – это высшая похвала!

А с дочерью у вас полное взаимопонимание?

Я эмоциональная, непоследовательная, быстро вспыхиваю.Я стараюсь с Машей разговаривать по душам, но думаю, у нее есть тайны, которые она никогда мне не расскажет. Все тайны она честно делит с папой.

Получается, что Маша – папина дочка?

Она быстро переключается. Сначала она папина-папина, потом я прихожу, и она моя-моя. А когда надоем, она идет к бабушке. У нас очень много взрослых на одного ребенка. Но папа для нее – непререкаемый авторитет. Егор – очень мудрый отец, он считает непозволительным кричать на детей. Самым страшным наказанием для Маши является игнорирование.

Ваша дочь хорошо рисует, но в свое время вы отдали ее в математическую школу, а не в художественную...

Живопись тоже состоит из математики, поэтому мы решили развивать логику. Но рисование не забросили. Лет пять назад вышла книжка журналистки Ларисы Максимовой, которая брала интервью у детей известных родителей для журнала Story. Книга «Детский лепет» была проиллюстрирована Машей. Тогда она получила первый гонорар.

Есть ли у вас с дочкой совместные женские интересы, дела?

Да, совместный маникюр – это актуально, и у нас с дочерью одна на двоих косметика и одежда. Так воспитываю в Маше аккуратность по отношению к вещам. Дочка пошла в папу, любит кино, такой настоящий «насмотрыш», как я ее называю. Заметив, с каким вдохновением Маша пересказывает японские аниме, поняла, как добиться прогресса в изучении иностранного языка, и теперь она делает это на английском. И я когда теряю терпение (дочке скоро 15 лет, переходный возраст), предпочитаю ругаться с ней тоже именно по-английски. Сказать грубость не получается, все время приходится подыскивать слова.

Какого будущего вы хотите для Маши?

У Бога я прошу, чтобы Машу всегда окружали надежные, добрые, сильные и интересные люди, с которыми по жизни идти спокойно, легко и весело.