Людмила Гурченко и главные мужчины ее жизни

Константин Купервейс

«Когда мы познакомились с Костей, он был Костя Михайлов. Оказалось, что родители жены заставили его взять ее фамилию. Изменить фамилию? А как это? Это фамилия отца! Даже захлебываюсь от мысли изменить фамилию под напором. Вот тут я проявила свое давление. И Костя Михайлов стал Костей Купервейсом. Я была довольна…» – писала о своем четвертом муже Людмила Гурченко в книге «Люся, стоп!».

Она встретила 23-летнего пианиста в тяжелое для себя время: у нее умер отец, которого она буквально боготворила. И ей как обычной женщине хотелось в эту трудную минуту найти себе опору: честно говоря, просто выплакаться, выговориться и найти сочувствие. Именно таким человеком показался Людмиле Константин Купервейс.

Мне годами внушали, что это – на всю жизнь. А как же иначе? Такая любовь! Такая, что пришлось поверить. А оказалось, что все слова и признания – просто пшик! 18 лет сплошного пшика, а?!

После первого же знакомства она пригласила его в пресс-бар Московского кинофестиваля, где они провели теплый и незабываемый вечер. Константин, можно сказать, был идеальным мужем для Людмилы Гурченко. Он исполнял любую прихоть своей звездной жены. Продюсер, личный секретарь, финансовый директор и даже няня ее дочери Маши – не перечесть обязанностей, которые легли на плечи молодого супруга. Константин даже и не заметил, что он в общем-то был некогда талантливым музыкантом и мог добиться успешной карьеры. Однако все «съела» среда, в коей он общался и «крутился». Разумеется, в море обожания и любви к Людмиле не было времени думать о себе. А к восемнадцатому году совместной семейной жизни Константин Купервейс вдруг прозрел: он словно очнулся от летаргического сна. Его решение уйти было неожиданным для Людмилы Гурченко.

«Я не подошла. По рангу. А семнадцать с половиной лет?.. Как же нужно вычеркнуть все из жизни! Но ведь это ее треть…» – возмущалась и сокрушалась она на страницах своей книги «Люся, стоп!».

Юлия Пересильд в роли Гурченко: первые кадры со съемок
Подробнее