Интервью

Зудина: «С Табаковым детей воспитываем по-разному»

Она состоявшаяся артистка, но ни одна ее роль не затмит главной – жены Олега Табакова. «Когда ты рядом с человеком такого масштаба, это неизбежно. Я свой выбор сделала и ни о чем не жалею», – говорит актриса.

Марина, когда мы договаривались о встрече, вы упомянули, что репетируете новый спектакль…
Марина Зудина (Marina Zudina)

Планы актера зависят от режиссера. Константин Богомолов, с которым начали репетировать фантазию по мотивам «Трех мушкетеров», потом принял решение репетировать «Безотцовщину» Чехова. В этой работе также будет занят мой сын Павел.

Для Павла это будет уже не первая театральная работа. Даете ему советы в плане профессии?
Марина Зудина (Marina Zudina)

Он очень самостоятельный. Кроме того, мы в нашей семье очень деликатно относимся к профессиональным советам. Другое дело, что если, например, я понимаю, что Павла плохо слышно или он невнятно произносит текст, естественно, сделаю замечание. А что касается конкретно роли, вмешиваться непродуктивно. Это личное, как отношения с девушкой или другом. Я, например, очень не любила на первых этапах, когда люди, не принимающие участие в сцене, приходили на репетиции. Мне казалось, это разрушает атмосферу и некий интим. Есть вещи, которые нужно делать только с людьми, которые к этому сопричастны.

Какая театральная роль вам наиболее дорога? Многие актрисы, например, мечтают о Бланш из пьесы «Трамвай «Желание», а вы ее сыграли…
Марина Зудина (Marina Zudina)

Мечта, которая была много лет, а осуществилась неожиданно, – «Антигона» Ануя. Когда режиссер Темур Чхеидзе выбрал меня на эту роль, у меня были большие сомнения по поводу возраста героини и моего собственного. Олег Павлович часто мне говорил (на что я после 30 обижалась): «Тебе уже поздно это играть». Я спросила: «Если мне уже многое поздно, как я могу играть Антигону?» На что они с Темуром сказали, что здесь дело не в возрасте, а в индивидуальности. Что касается Бланш, то когда Андрей Житинкин поставил пьесу Теннесси Уильямса «Старый квартал» в Театре под руководством Табакова, то переводчик пьесы Виталий Вульф очень хотел, чтобы я сыграла Бланш. Он вообще считал, что мне надо играть не русскую классику, а Юджина О’Нила, Уильямса. Но я перечитала пьесу и… испугалась. В 30 с небольшим, тем более после рождения первого ребенка, есть ощущение, что все впереди и жизнь видится только в светлых тонах. А в пьесе – абсолютно болезненная тема саморазрушения. А в прошлом году мы поставили «Трамвай «Желание» в МХТ. Мне кажется, сейчас, когда многие ищут спасения в уходе от реальности, этот спектакль особенно актуален, потому что спасение – только в себе…

Вы – жена художественного руководителя театра. Это особый статус. Какие положительные и отрицательные моменты с ним связаны?
Марина Зудина (Marina Zudina)

Прежде всего, конечно, защищенность. А из отрицательных… о них стараюсь не думать. Когда Олег Павлович пришел в МХТ, не думаю, что многие были счастливы, особенно актрисы. Я это понимаю, думаю, по-другому и быть не могло… Когда приходит новый художественный руководитель и у него жена-актриса, естественно, это напрягает. Но я ни разу за все эти годы никого не ставила на место и никогда не просила ролей. Вернее, один раз попросила, но мне не дали (смеется). Я очень хотела сыграть Елену Тальберг в «Днях Турбиных». Эту пьесу сначала хотели ставить в «Табакерке», и я должна была там играть. Но когда Олег Павлович стал руководителем МХТ, и Сергей Женовач пришел к нему с такой же идеей, у него было свое распределение (эту роль сыграла, и очень хорошо, Наталья Рогожкина). Мне было обидно, но только из-за того, что постановку отдали в МХТ…

Вы говорили, что в театре, возможно, с вами не столь откровенны, как могли быть при других обстоятельствах. Но вы располагаете людей к себе…
Марина Зудина (Marina Zudina)

Я не стараюсь делать это специально. Но с актерами, с которыми я работаю, у нас действительно хорошие отношения. Я вообще люблю работать, когда ощущаю доброжелательность со стороны всех. Знаю актрис, которым перед спектаклем надо раздражиться, задеть кого-то, они от этого некий импульс получают. Мне этого категорически нельзя, я разряжаюсь. Смею думать, что люди ко мне относятся адекватно тому, как я отношусь к ним. Стараюсь быть доброжелательной, а уж как это воспринимается – не мне судить. Может быть, кого-то это, наоборот, раздражает. Наверное, если человек в основном улыбается, люди думают, что у него нет проблем. А я просто свои проблемы стараюсь не демонстрировать. Только самые близкие знают, что бывает очень по-разному…

У вас в театре наверняка есть интересные традиции…
Марина Зудина (Marina Zudina)

Самая замечательная – Старый Новый год. Собирается вся труппа, готовятся номера, в которых принимают участие не только актеры, но и представители других цехов. Помню, были конкурсы танцев, в которых соревновались реквизиторы, костюмеры, гримеры. И традиционно Олег Павлович выступает в роли Нового года. Ему дают какой-нибудь аксессуар Деда Мороза, он говорит поздравительные слова. Это действительно общий праздник, и мы всегда жалеем, что он только раз в году… А еще в конце сезона собираются труппы двух театров, МХТ и Табакерки, и мы празднуем окончание сезона.