Мария Куликова: «Есть мужчины, которым прощаешь многое»

«Во мне есть что-то от «железной леди», – говорит актриса. – Быть сильной приходится. В 20 лет, может, была мягче, романтичнее. А к 40 годам мы становимся жестче, циничнее. И это нормально».

27 февраля вступило в силу решение мирового суда о расторжении брака между Марией Куликовой и Денисом Матросовым. С этого дня актеры официально разведены.

Мария и Денис, известные зрителям по ролям в различных сериалах, таких как «Две судьбы», «Дом с лилиями», на протяжении 14 лет жили душа в душу, а три года назад у них родился сын Иван. Эта история больно ударила по Денису.

— Главное, что я для себя понял, — штамп в паспорте ничего не решает по большому счету. И на будущее, если будут складываться какие-то отношения, вполне нормальным считаю оформление брачного договора. Не нужно этого стесняться, лучше проговаривать все вещи заранее, чтобы потом не возникало разных дурацких адвокатов, которые начинают влезать в вашу личную жизнь, — рассказывал он в интервью Woman’s Day после развода.

Мария долгое время молчала. И теперь, наконец, решила рассказать, как складывается ее жизнь после развода.

— Самое важное в семейных отношениях — чувство юмора, совершенно однозначно. Что бы ни происходило (рухнул банк, сгорел дом и т. п.), все равно нужно друг друга поддерживать. Не жалея при этом. Подкалывать все время. Юмор — очень живое чувство, оно помогает. Улыбка спасает любую ситуацию, даже самую плачевную. А неприемлемы в отношениях грубость и жадность. Мы же как ребенка учим: «А теперь угости бабушку, угости маму». Даже когда у него в руках какая-то ерунда типа баранки. Пытаемся привить чувство щедрости даже малышу, который еще не осознает, что это такое. Значит, мы все этого очень хотим. А грубость — вообще ужас. И в семейной жизни, и на рабочем пространстве это очень плохо.

Не могу сказать, что с возрастом мои требования к мужчине кардинально изменились. Есть некий набор, который мы хотим видеть в людях, не только в мужчинах. Важна индивидуальность, когда я понимаю, что встретила какого-то удивительного человека. Помню, много лет назад столкнулась с одним дядечкой. Он детский хирург, и я показывала ему племянника. До сих пор помню этого мужчину с какими-то потрясающими огромными глазами. Запомнила его руки. Подумала: «Боже, как же он такими гигантскими руками делает детям операции?» Такие вещи западают в память, конкретные, живые, а не общие: «Чтоб не пил, не курил и цветы всегда дарил». Потому что даже если человек с этими прекрасными руками, который ежедневно спасает детские жизни, позволит себе сорваться и сказать какую-то грубость, таким людям это простительно. Ведь его ежедневная работа — колоссальный стресс. И можно сделать скидку на это и подумать: «Грубость — детский лепет по сравнению с тем, что он сегодня спас три жизни. Пусть лучше срывается на мне, но чтобы у него там руки не дрогнули во время операции». Поэтому все индивидуально и очень неоднозначно.