Мария Куликова: «Есть мужчины, которым прощаешь многое»

Чувство вины мешает жить. Я с ним борюсь

— Свободное время я провожу с сыном — любая мама меня поймет. Вот завтра, например, у меня будет выходной, и я целый день проведу с Ваней. Ему три с половиной года. Мы проснемся, будем готовить на всю семью завтрак, печь блинчики. Потом поедем на ВДНХ, это наше любимое место. Там ракеты, космические выставки. И там пончики. Это единственная сладость, которая привлекает Ивана. Он их ест только на ВДНХ. Более того, они там, признаюсь честно, достаются мне практически всегда на халяву. Меня девчата, которые продают эти пончики, угощают, как только я появляюсь в окошке. Затем поедем в большой торговый комплекс, будем прыгать на батутах. А вечером, вернувшись домой, приготовим ужин, почитаем книжки и завалимся спасть. Это кайф! Я такие дни планирую заранее, Ваня знает об этом, ждет. У нас все по-взрослому.

Конечно, время надо распределять грамотно, чтобы и накормить ребенка, и зубы ему почистить, и на прогулку сходить, и книжку почитать. Но даже когда мне удается все это сделать, все равно не покидает чувство вины. Кажется, могла бы больше, лучше, более внимательным образом. Надо избавляться от этого чувства, потому что оно разрушает. И получать удовольствие даже от тех минут, которые проводишь с ребенком. Важно качество общения, а не количество. С другой стороны, когда многие мамы в «замоте» проводят с ребенком по 12 часов, у них ничего, кроме усталости, не остается, и это тоже не есть хорошо. Нужно и себе время посвящать. Но это очень трудно. Русские женщины вообще замороченные, закомплексованные. Мы сами себя казним круглосуточно. Мы и некрасивые, и толстые, и мамы из нас никакие, потому что мы все время работаем и детей не видим. Это неправильно. Я пытаюсь себе говорить, что все равно все хорошо, но мне самой эта терапия не удается. Вот европейские мамы совершенно другие. Они расслабленные, особенно французские. В два месяца уже оставляют ребенка на няню, и это у них в норме. А у нас в два года отрывают его от груди и все равно чувствуют себя виноватыми, потому что могли бы кормить до трех. Это менталитет, наверное. Но нужно все равно с собой бороться и говорить, что на ребенке жизнь не заканчивается. И прекрасна она в своем многообразии. Но это сложно. Я сама замороченная.