Мария Куликова: «Есть мужчины, которым прощаешь многое»

Лучший шопинг – в продуктовом магазине

— Работающей женщине, которая еще и за близкими ухаживает, найти время на уход за собой практически невозможно. Сняла косметику после съемочного дня, нанесла какой-то крем, чтобы кожа не «отвалилась» от сухости, и побежала дальше. Это, конечно, плохо, и делать так никому не рекомендую. Думаю, дальше мне это откликнется. Каждый раз пытаюсь настроить себя на то, что нужно собой заниматься, но пока, к сожалению, руки не доходят.

Когда носила под сердцем сына и потом полтора года кормила его грудью, была брюнеткой. Не заметила, что с темным цветом волос ощущала себя по-другому, все зависит от настроения. Кстати, сейчас у меня прямо-таки мечта снова стать темной. Надоело каждое утро видеть в зеркале одно и то же. Но тянется шлейф обязательств, связанных со съемками. Жду, когда закончатся текущие проекты, и, может быть, поэкспериментирую с новым цветом.

Люблю все, что нельзя: шоколад, выпечку, торты — все подряд, всякие нелепости и глупости. Чудесные пиццы в итальянском ресторанчике, пасты. Как привожу себя в форму? Прекращаю это делать, начинаю питаться правильно. На жесткую голодовку не сажусь, это вредно, глупо и ни к чему хорошему не приведет. Но должна сказать, что «загрузочных» дней у меня гораздо меньше, чем разгрузочных. Они всегда определены заранее, эти прекрасные дни, когда я «отжигаю», зная, что впереди выходные. И я всегда пытаюсь подвести это к какому-нибудь симпатичному поводу. В праздники себя не ограничиваю. Считаю, что это колоссальная нелюбовь к себе, если даже в Новый год или день рождения заставлять себя сидеть на диете. Все-таки вкусная еда — одно из важных удовольствий.

И обожаю продуктовый шопинг, он меня успокаивает. Мне безумно нравятся эти чудесные красивые магазины, нравится ходить, выбирать, что-то придумывать. Тем более что с появлением Вани мы с ним стали вместе готовить. Вот сейчас был пост, и мы, например, готовили для всей семьи овощное рагу. Ему безумно нравится. А мне нравится, что мы вместе чем-то заняты. Кроме того, в этом есть и образовательный момент. Можно, допустим, посчитать грибы, которые надо порезать в блюдо. Он у меня свободно пользуется ножом, я позволяю ему это делать, потому что он знает, что это опасно. И ему очень льстит мое доверие. Еду в магазине покупаю в огромном количестве. Надо мной домашние просто глумятся, они уже боятся сказать: «Маш, купи пакет молока», потому что знают, что я привезу четыре гигантские сумки с продуктами и еще буду доказывать, что это все необходимо. То ли голодные 90-е так сказываются, когда я видела совершенно потерянное лицо мамы, которая не понимала, что делать и как кормить семью. Может быть, сейчас, когда есть более-менее стабильный доход, хочется всех радовать, и я покупаю сладкое тоннами. Вообще, я считаю, что это безобразие и распущенность. Но ничего с собой поделать не могу. А когда мне ставят это в укор, отвечаю: «Кому-то нравится шмотки покупать, кому-то — путешествовать, а мне — ходить по продуктовым магазинам. Ну кайфую я от этого! И на самом деле это не такая уж и проблема». На том и глохнет наш диалог до следующего момента, когда я опять тащу восемь огромных пакетов, которые и в руках-то удержать невозможно.