Метод Паулины Андреевой: мужчины актрисы

В постели с Цыгановым

Впрочем, про Машкова и Андрееву судачили и раньше. Еще в 2013 году в актерской среде ходили слухи, что в популярный сериал «Оттепель» Паулина попала опять же благодаря влюбленному в нее актеру. Якобы это он попросил авторов сценария во главе с режиссером Валерием Тодоровским написать роль специально для Андреевой. Так в сериале появилась певица Дина, независимая и ярко накрашенная.

Роль эпизодическая, но песня Константина Меладзе «Оттепель», которую Паулина записала сама, запала в душу миллионам зрителей. А композитор Меладзе был просто покорен вокалом Андреевой.

«Она никогда не пела раньше. Мы записали песню дважды. Сначала она ее спела просто для того, чтобы я прикинул, как это может звучать. И во второй раз она записала песню набело, после окончания съемок. Разница была колоссальная. Прожив роль, она уже пела просто безупречно. Такое чудо», – не уставал восхищаться композитор в интервью респектабельному «Коммерсанту».

Это был звездный час Паулины: хватило и эпизода в «Оттепели», чтобы ее популярность взлетела до небес. Хотя масла в огонь подлила и постельная сцена с Евгением Цыгановым. Интим на экране обсуждали ничуть не меньше песни.

Два часа секса с Петром Федоровым

А потом была «Саранча». В этом фильме Паулина снималась со звездой «Сталинграда» Петром Федоровым. По сюжету герои только и делали, что занимались любовью, причем в самых разных, порой не самых очевидных местах. Фильму, который идет два часа, даже приклеили ярлык «порнография», а ценители жанра отмечали, что эта картина оказалась куда откровеннее, чем скандально известный фильм «Пятьдесят оттенков серого».

Так или иначе, но возрастное ограничение у «Саранчи» – 18+, а все видевшие картину смогли в подробностях рассмотреть не только стройные ноги и тонкую талию, но и очень красивую грудь тогда еще будущей невесты Федора Бондарчука.

Сама Паулина призналась, что ей очень непросто дались откровенные сцены в фильме.

«Это было довольно страшно. Я не согласна с мнением, что актриса должна свободно и спокойно обнажаться, что ее обнаженное тело – такой же инструмент, как и другие в актерском арсенале. Все-таки я считаю, что моя нагота – это мое личное дело. Так что кое-что по моей просьбе было скорректировано. Мы подробно прорабатывали все эти сцены в одежде. Каждое движение было отрепетировано, как в балете. Никакой импровизации!» – рассказывала потом Паулина Андреева.