Музей разбитых сердец

Топор. Месяц. Германия

Этот топор стал для меня способом лечения
Этот топор стал для меня способом лечения

Она была первой женщиной, которой я позволил жить со мной. Мы прожили несколько месяцев вместе, и мне предложили поехать в США. Она не могла поехать со мной. В аэропорту мы прощались в слезах, и она уверяла, что не сможет прожить без меня эти три недели.

Когда я вернулся, она сказала: «Я влюбилась. Я знаю ее 4 только дня, но я знаю, что она может дать мне то, чего не можешь дать ты».

Я был неоригинальным и спросил о ее планах касательно нашего жития вместе. Она ничего не ответила. Не последовало ответа и на следующий день. И тогда я просто ее вышвырнул. Ее мебель осталась у меня, а она укатила куда-то со своей новой подружкой.

Не зная, что делать со своим гневом, я бросил этот топор в ее шкаф, чтобы доставить ей хоть какое-то чувство утраты, которого у нее вообще не было после нашего разрыва.

«Чем больше комната наполнялась обрубками мебели, тем лучше я себя чувствовал...»

Все 14 дней ее путешествии я отрубал кусочек от ее мебели. Это было способом выразить мое внутреннее состояние. Чем больше комната наполнялась обрубками мебели, тем лучше я себя чувствовал. Две недели спустя она вернулась и приехала за своей мебелью, которая к тому моменту превратилась в груду деревянных обломков. Она забрала этот хлам и уехала. А этот топор стал для меня способом лечения.