Эксклюзив

Наталия Гулькина: «Мой мужчина прилично моложе»

– Почему разошлись?
Наталья Гулькина

— Мне все говорили: «Муж изменяет, он тебя использует, ворует все твои деньги». Носила розовые очки и ничего не видела. Только спустя некоторое время поняла: окружающие были правы. Прожили вместе четыре года, и подала на развод. Еще на этапе разрыва с Терентьевым в мой коллектив пришел танцор Сережа Мандрик. Между нами возникло романтическое влечение. Почти год флиртовали незаметно, стихи друг другу писали, потом шесть лет жили гражданским браком. Когда уже потеряли надежду завести детей, забеременела Яной. Сережа сразу сказал: «Идем в ЗАГС». Расписались и еще полтора года прожили вместе. А потом он встретил другую, молодую, влюбился и ушел. Тогда подумала: ничего себе мне бумерангом прилетело, два брака по четыре года, и оба раза подавала на развод, а тут восемь лет счастья, и он от меня уходит. С самого начала осознавала, что у нас большая разница в возрасте. Когда познакомились, ему было 18, а мне 27 лет, может не сложиться. Для меня развод вылился в дикую драму, очень любила Сережу, и ребеночек маленький был на руках, как две капли воды похожий на папу.

– Вскоре вы вновь вышли замуж.
Наталья Гулькина

— Четвертый брак – полнейший абсурд. Сегодня понимаю: это попытка доказать Мандрику, что могу быть счастлива. У меня был сильный стресс после развода, думала – все, старуха, никто не полюбит… И тут появляется он – врач-педиатр Сергей Реутов, красивый, на 10 лет меня моложе. Видимо, за это и зацепилась: тоже Сережа, как и бывший муж, есть разница в возрасте. Никакой любви не было вообще, поняла это еще до свадьбы, но уже поздно. Ничего у нас не сложилось. Не стала долго морочить ему голову, разошлись хорошими друзьями через два года. Этот брак был самоутверждением. Хотелось Янкиному отцу доказать, что меня можно любить.

– Как ваш сын реагировал на то, что мамы нет рядом, что с ней то один, то другой мужчина?
Наталья Гулькина

— Леша был маленьким, когда ушла от его отца. Он рос в колоссальной любви – мои бабушка и мама его обожали. Коля к сыну постоянно приезжал, Леша тогда не очень понимал, что происходит. Себя корила, что недодаю ему любви. Ребенка воспитывают бабушки и дедушки, мама все время на гастролях. Потому, как возвращалась, задаривала его. Привозила чемодан игрушек, новых одежек. Обе бабушки твердили в один голос: «Прекрати баловать, мы его воспитываем, а ты расхолаживаешь». Когда начала жить с Костей, Леша с ним подружился, одно время даже папой называл. У них были нормальные отношения, не считая пары случаев, когда муж на меня руку поднимал. Сын заступался, кричал: «Костя, не бей маму!» В браке с Сережей Мандриком у нас царила полная идиллия. Была любовь, гармония, взаимопонимание с полуслова. Леша Сережу обожал. Когда вышла замуж четвертый раз, сын был уже довольно взрослый, просто сказал: «Если ты считаешь, что тебе это нужно, решай сама». Сейчас понимаю, союз с Мандриком был самым идеальным в моей жизни во всех отношениях…

– Дочка болезненно перенесла уход папы из семьи?
Наталья Гулькина

— Яна тоже была слишком маленькой и еще не воспринимала Сережу как папу. Даже испытывала какой-то страх, когда он приходил, за меня пряталась, плакала. Она росла с другим человеком – моим четвертым мужем, ей было три годика, когда мы познакомились. Он катал ее на санках, играл с ней, поскольку был врачом, заботился, если Яна болела. И когда раз в неделю приходил ее настоящий папа, дочка не хотела с ним гулять. Поняла все, став старше. Яна и Сережа общаются, дружат. У него еще двое детей родились, так что у дочки есть сводные сестра и брат. Отношения у нас хорошие, Сергей – рыболов, нет-нет, да рыба какая к нам приплывает. С бывшими мужьями мы с голоду не пропадем (смеется).

Маша Малиновская: «Хочу родить второго ребенка»
Подробнее
– Яна живет с вами, а у Леши уже есть своя семья?
Наталья Гулькина

— Девушка есть, они не первый год вместе, но в ЗАГС и сделать меня бабушкой пока не торопятся.

– Вашей дочке сейчас 16. Как проходит переходный возраст?
Наталья Гулькина

— Иногда вредничает, в основном это связанно с учебой: с математикой не очень дружит. Но в целом проблем у нас нет. Яна настолько домашний ребенок, что иной раз не заставишь ее куда-то выйти. Говорю: «Сходите в выходные в кино». Отвечает: «Ой, мам, не хочу, надо геометрию учить». В ее годы была совсем другой, домой не загонишь. Какие уроки? Мне бы посидеть с гитарой у костра. Если честно, мама я ужасно мягкая и этим плоха. Не могу разозлиться и ударить кулаком по столу. Все детям позволяю.