Фото

Наталья Бочкарева: «Маша и Ваня носят мне кофе в постель»

Актриса посвящает детям все свободное время. И не зря: шестилетняя дочка Маша уже читает Гоголя, а семилетний сын Иван смотрит исключительно познавательные каналы и мечтает стать путешественником.

Актриса посвящает детям все свободное время. И не зря: шестилетняя дочка Маша уже читает Гоголя, а семилетний сын Иван смотрит исключительно познавательные каналы и мечтает стать путешественником.

Мужские наказания

Как бы я ни была занята, один день в неделю полностью посвящаю Ване и Машеньке. Не скрою, мне сильно помогает няня. Без нее не смогла бы работать. Тем более я еще и учиться пошла на высшие режиссерские курсы к Владимиру Хотиненко. Но моя учеба сроднила нас с детьми. Я же тоже получаю оценки, как и они, у меня есть зачетка, у них дневничок. Они радуются моим пятеркам, даже помогают: снимаю их в своих курсовых короткометражках. У нас очень дружная семья.

Дети у меня послушные. Бывает, что балуются, хулиганят. Но они всегда мне признаются в своих провинностях. У нас нет секретов друг от друга. Был случай, когда один мальчик пытался подговорить Ивана обмануть меня и попросить денег на несуществующие расходы. Но сын все мне без утайки рассказал. У нас с детьми есть давняя договоренность. Если они сделают что-то не так, но признаются в этом, то я их не ругаю. Если обманут – накажу. Они урок усвоили быстро, и желание врать отпало. Кроме того, придерживаюсь мнения, что кричать на ребенка не нужно. Мы как-то в Америке пошли гулять по Центральному парку, и Ваня, стоило мне на секунду отвлечься, убежал. Когда я его отыскала, он сказал, что увидел белочку и хотел ее догнать. Ситуацию мы уладили без ругани. Я просто спокойно объяснила, почему он не прав.

За мелкие провинности Ваня отжимается и качает пресс. А Машенька активно принимает участие в этих «экзекуциях»: держит брату ноги, считает количество повторов. Вот такие у нас мужские наказания. Осторожно! (Ваня падает с велосипеда, встает и едет дальше. – Прим. «Антенны».) Видите, спорт его закаляет, делает из него мужчину. А мужчины не плачут.