Никита Малинин: «Мы с папой очень плохо знаем друг друга»

…Папа сильно изменился, когда женился на Эмме (Никите тогда было 8 лет. – Прим. «Антенны»). Он все так же приезжал раз в год, но стал каким-то отстраненным, постоянно в заботах. Говорил с ним, но не ощущал его присутствия, как будто он далеко. А еще помню, как папа объяснял мне, что он мой биологический отец. Так и говорил. Да, было дело…

Нехватку мужского внимания мне компенсировал дедушка Яков Михайлович. Он был плотник золотые руки, занимался резьбой по дереву и очень меня любил. Жили мы впятером в небольшой квартире: в одной комнате я, мама, бабушка и отчим, а в другой дедушка. Отчим появился, когда мне было лет 14, почти взрослый человек, перевоспитывать поздно. А в 17 я уже стал жить отдельно со своей девушкой.

Хотя денег особо у нас в семье никогда не было, материальной помощи у отца никогда не просил, правда, он оплатил мою учебу в институте. А так я с юности зарабатывал самостоятельно. Играл во МХАТе, снимался в рекламе, в кино, позже, работая у отца в группе, получал 80 долларов с концерта и был доволен.

…Тем, что я стал заниматься музыкой, благодарить надо маму. Это она меня отвела в музыкальную школу. Насильно. Я совершенно не хотел там учиться, пропускал занятия и был завзятым двоечником. Но полученный опыт пригодился позже. В начале 90-х увлекся компьютерами, открыл для себя музыкальные программы, и пошло-поехало. Отучился сначала в джазовом училище на Ордынке, потом в Институте современного искусства.