Орлова и Александров дома общались записками и на «вы»

Дача в наследство

За несколько лет до смерти Александрова ушел из жизни его сын Дуглас, и вдова сына, как известно, вышла замуж за Григория Васильевича. Потом ушел из жизни и он. У Александрова остался внук Гриша, с которым я дружил с детства. Когда мне было пять лет, я впервые попал на дачу к Орловой и Александрову – Любовь Петровна разрешила Грише и его маме сделать там праздник по случаю его дня рождения. Потом Гриша учился со мной во ВГИКе, он – на операторском факультете, я – на экономическом. Но кинематографического таланта он не унаследовал, к тому же сильно пил. Однажды мне позвонил и попросил приехать к нему на дачу. Она была в жутком состоянии! На полу – вода, двери падали на людей, стены шатались. Кругом валялся семейный архив, по нему ходили ногами, а большая часть вообще была разворована. Гриша сказал: «Купи у меня фотографии, ты же старый старьевщик». Я начал подбирать с пола эти потрясающие снимки, страницы дневника Григория Васильевича. В итоге купил у него весь архив, а потом и дом. Перестроил его (реставрировать было невозможно, он бы рухнул), сохранив при этом контур здания.

При Орловой и Александрове в доме были три вещи, которые для Советского Союза казались занимательными. Первая – камин. Признак буржуазии. Но Александров и получал дачу у советского правительства 1930-х годов с тем, чтобы на нее, как он сказал в письме, приглашались прогрессивные кинематографисты всего мира. Вторая – большая выносная терраса, которая держалась на колоннах. И третья (на мой взгляд, чистая глупость, которую Любовь Петровна где-то увидела и решила повторить) – ванна, «утопленная» в пол. При мне Гриша сломал в ней ногу. Принимать такую ванну невозможно, не знаю, как она туда залезала, это надо сначала лечь на пол, потом каким-то образом туда скатиться, а потом еще как-то вылезти. Совершенно несуразная вещь, но на людей производила впечатление.

Рядом с домом строю еще один, в нем будет музей, куда перемещу все свои находки. Думаю, года через 2–3 закончу работы. А в конце этого года планирую издать книгу на основе семейного архива Орловой и Александрова. Григорий Васильевич гениален в том, что в своих дневниках и письмах смог передать эпоху такой, которой ее никто не знал. Мы проверяем каждую деталь, иногда думая, что он лукавит, а выясняется, что он не обманул ни разу. Книга будет состоять из трех томов: «Гриша Александров», «Григорий Васильевич Александров» и «Муж Орловой». Это абсолютно точное отображение его жизни.