Отец и сын: конфликты в звездных семьях

Сергей Боярский, сын Михаила Боярского: прическа раздора

– Из-за чего спорят отцы и дети? Из-за внешнего вида? Но папа никогда не ругал меня за то, как я одеваюсь, не старался навязывать какой-то стиль. Единственным «пунктиком» была прическа, – рассказал нам 35-летний Сергей, он бизнесмен. – Отец же фанат группы The Beatles, поэтому для него правильная стрижка одна – как у «битлов». И до того момента, когда я сам смог пойти к парикмахеру, меня стригли именно так. Это было жутко неудобно, потому что волосы все время попадали в глаза, особенно при занятиях спортом. К тому же, когда я рос, считалось модным делать короткие стрижки. А папа их называл дурацкими и дебильными. Когда, поддавшись очередному тренду в подростковой среде, я шел за компанию с каким-нибудь другом в парикмахерскую и стригся покороче, отец всегда язвительно шутил по этому поводу. Хотя сейчас, отдать должное, практически вернулся к той прическе, которая так нравится папе.

Алла Пугачева ради детей ограничивает себя в еде
Подробнее

А самостоятельность, отстаивание своих прав, этапы взросления – все это нормальные этапы жизни. Я женился в 18 лет, причем поставил родителей перед фактом: будет свадьба. Ну так получилось. Наверное, не хотел лишних обсуждений, опасался, что будут конфликты. Отец на новость отреагировал стоически, по-мужски. И в итоге все закончилось хорошо.

МНЕНИЕ ОТЦА

Михаил Боярский:

– Когда сын внезапно объявил, что женится, я, конечно, удивился, потому что обычно избранницу сначала знакомят с родителями. Но потом подумал: почему нет? Страна нормальная, войны нет, жених и невеста – люди взрослые. Это личный выбор Сережи, а я в его личные дела не вмешиваюсь. Гораздо больше мы с женой переживали, когда у сына был переходный возраст, 13–15 лет. Сложность момента состояла в том, что он отделился от семьи, больше времени стал проводить со сверстниками. Не все его друзья были нам знакомы, не все поступки известны. Тем не менее мы пытались его контролировать, и нам это удалось. А потом он серьезно повзрослел, и беспокойство о том, что сын может попасть в дурную компанию, ушло.