Павел Воля: откровенно о сыне и браке

Самостоятельное воспитание

Ляйсан Утяшева: Мы решили, что попробуем все делать сами – по примеру родителей. Никого не подпускали – ни родственников, ни друзей. Хотя понимали, что все готовы посидеть с ребенком и отпустить нас вдвоем в ресторанчик. Мы сами загнали себя в строгие рамки. И мы прошли этот путь. По истечении трех месяцев знали все: как бороться с газиками, что делать, если малыш не засыпает, что делать, если слишком долго спит. Сын у нас не крикливый: он, когда возмущается, мычит. Не понимаю пока, в кого он пошел, кажется, впитал от каждого по чуть-чуть. Но глаза точно моей мамы – голубо-фиалковые. Это такой привет от нее с того света. Мы когда глаза увидели – мурашки пошли. Три месяца оказались не только самыми тяжелыми, но и самыми счастливыми. Пашка – большой молодец! Он настоящий мужчина.

Павел Воля: Первые три месяца после рождения – время шикарное, романтичное, но очень тяжелое. Мы были вдвоем, рядом ни нянь, ни бабушек-дедушек. Только комната, я, жена, ребенок и постоянное чувство: что-то должно случиться. Всегда опущены шторы, потому что босс (новорожденный) может решить спать в любой момент – и босс должен спать. Ты тихонько передвигаешься, будто секретный агент. Вы не можете расслабиться вообще ни на минуту. 300 кормлений в день, какие-то вымывания, присыпания. И так продолжается бесконечно.