Эксклюзив

Пелагея и Иван Телегин собираются сыграть вторую свадьбу

Знакомство у общих друзей

Как свела судьба Пелагею и Ивана, неизвестно. Но певица – давняя поклонница спортивных состязаний, активная болельщица. С подругой Екатериной Золотухиной, в прошлом пиарщицей ресторана La Barge, они ходили на матчи.

— Я и познакомились с Пелагеей в La Barge в компании, – продолжила рассказ Настасья. — Видимо, у Пелагеи и Вани были общие друзья. Кстати, на одном из дней рождения Поля видела Женю с животом на седьмом месяце, так что она прекрасно знала, на что идет. Признаюсь, произошедшее меня удивило. Я знаю Пелагею давно, мы вместе отдыхать ездили, казалось, она не способна увести мужчину из семьи, но любовь…

Понимаю, всякое в жизни бывает, ну влюбился парень, ушел к другой. Но ребенок не виноват. Иван – молодой богатый хоккеист, а не спешит создавать хорошие условия для малыша. Марка видел несколько раз, даже из роддома не забирал. Да и из шикарной квартиры, где они с Женей жили, выселил ее грамотно. Вдруг Жене позвонил хозяин и попросил съехать: якобы собрался продавать недвижимость. Пришлось искать другое жилье. Многие считают, что Женя хочет от Вани только денег, и побольше, а все не так. Евгения – позитивный, добрый человек, ей лишь хочется, чтобы у сына было все, включая отца. Но Ивана, видимо, поглотили другие заботы. Скоро Поля родит ему ребенка, он весь в новой семье.

По стопам Волочковой: Шейк шокировала своим микробикини
Подробнее

Сыну нужно внимание

«Ребенка мы планировали. Оба его хотели. Пять месяцев не получалось. А потом отпустили ситуацию, все и получилось… — призналась Евгения в „Прямом эфире“. — В свидетельстве о рождении сын записан под моей фамилией. Отчество у него Иванович, но в строчке „Отец“ – прочерк. Иван изначально сказал: „Это мой сын, у него должна быть моя фамилия“. Но… оттягивал этот момент. Когда родился Марк, он уехал на плей-офф, время шло, сыну было два месяца, нужно делать документы, и я записала его под своей фамилией. Сейчас Иван дает в месяц тысяч 50. Считаю, 50 тысяч рублей на ребенка – ненормально. Могу все цены назвать. Я хочу не для себя. Для сына, чтобы не думать, купить ли ему этот костюмчик за 10 тысяч, как было недавно, или нет… Конечно, есть женская обида. Не думала, что рожу ребенка и останусь с ним сразу одна. Я страдала два месяца, с кровати не могла встать – слезы, истерика. Сначала думала, он еще вернется. Думала, зная Ивана: ну погуляет полгода, год. Как бывает: мужчина пугается, когда ребенок рождается. Но сейчас решила: я его не приму. Точку поставила. Все, что хочу, – чтобы чаще приходил к сыну, участвовал в его жизни. И помогал».