Что вы себе позволяете? Провокации на свиданиях

Можно ли на первом свидании попросить мужчину сделать вам ребенка? Или весь вечер говорить о свадьбе, есть, как удав, и орать на официанта? Четыре храбрые девушки из редакции «Мари Клер» все это проделали.

Сделай мне ребенка!

Он – Артем*, 37 лет, скульптор; она – Екатерина Чумерина, спецкор «Мари Клер»

С Артемом мы познакомились у друзей, общались, кокетничали, хотя я подумала (как позже выяснилось – ошиблась), что он гей. Через пару дней мы договорились погулять на Патриарших прудах. Мы прекрасно проводили время, пока Артем вдруг не предложил: «Зайдем ко мне? У меня тут неподалеку мастерская. Заодно познакомлю тебя с Машей». «С кем?! Вот так сразу ты предлагаешь мне секс втроем?» – возмутилась я. «Маша – моя дочь. Мы с женой развелись, и она теперь живет со мной». Вот так сюрприз! Либо Артем – экстрасенс, либо это фантастическое совпадение. Ведь это же я по заданию редакции должна была прямо на первом свидании предложить ему стать отцом моего ребенка! А тут все складывалось само собой. Маша, кстати, оказалась милейшей 10-летней девочкой, с которой мы прощебетали весь вечер, как давние подружки. Артем сиял от счастья. «Ты очень понравилась Маше. А про себя я даже молчу. Берем тебя в семью!» – заявил он на прощание. Такого поворота событий я не ожидала.

что делать на свидании
что делать на свидании

На следующий день мы снова встретились, на этот раз уже в ресторане. В первый раз меня смутила Маша, но теперь я была готова его шокировать. Весь вечер я без умолку говорила о детях и пытала его расспросами: «Чем ты болел в детстве? Страдал кто-нибудь в семье хроническими заболеваниями, раком или алкоголизмом? Куришь? Пьешь? Спортом занимаешься? Когда последний раз проходил диспансеризацию?..» Все это было крайне неромантично. Но Артем терпел, как ангел: «Год назад я бросил курить, веду здоровый образ жизни, питаюсь по часам, катаюсь на велосипеде и на роликах. Ничем серьезным не болел». Спустя некоторое время он, правда, откровенно заскучал: «Неужели тебе действительно все это так интересно? Тебя как будто подменили со вчерашнего дня. Неужели знакомство с Машей на тебя так повлияло?» Но я не унималась и задавала все новые и новые вопросы, а потом и вовсе его ошарашила: «Артем, я хочу от тебя ребенка!» Не успел он выдохнуть, как я продолжила: «Но я не настаиваю на свадьбе и не собираюсь связывать тебя обязательствами – ты абсолютно свободен. Я просто хочу, чтобы ты зачал мне ребенка. Ты идеально подходишь для этого по всем показателям». Он слегка удивился – но не более. Я ожидала гораздо более бурной реакции. Но Артем лишь внимательно на меня посмотрел и сказал: «Так вот к чему все эти разговоры про мою наследственность! Я, конечно, ценю твою смелость и независимость, но быть просто спермодонором не готов. Я не смогу жить с мыслью, что мой (!) ребенок будет расти без меня». Я готова была сквозь землю провалиться, но решила доиграть свою роль из последних сил: «Все молодые люди – ужасные трусы и сбегают при первом упоминании о ребенке. Я думала, что с тобой будет иначе, ведь ты взрослый мужчина, к тому же отец, и поймешь меня». Наш разговор стал напоминать словесную дуэль: «Я не против еще раз стать отцом, и ты мне очень нравишься, но... Давай для начала займемся сексом! Если мы и в постели подойдем друг другу, то у нас будет столько детей, сколько захочешь». К такому повороту я была не готова. Мне пришлось признаться, что на самом деле это был просто эксперимент. Артем – о ужас! – не переставал меня удивлять: «Никогда не попадал в такую ситуацию, но тем интереснее. Работа работой, но что нам мешает продолжить отношения? И вообще, ты чертовски привлекательна, я интересен, зачем затягивать, раз все так замечательно! Ты разве не видишь – у меня пожар в штанах!» Какая жуть! Артем был явно не героем моего романа. Я предложила остаться друзьями.

И что тут началось... Впервые за вечер он возмутился – и пошла настоящая шекспириада. «Я не хочу и не смогу просто дружить с тобой, – заявил он с чувством глубоко оскорбленного достоинства. – Если ты не готова даже переспать со мной, я вычеркиваю тебя из своей жизни и сердца. Прощай». Мне кажется, в тот момент он ненавидел меня. И даже не потому, что я его разыграла, а потому, что неожиданно обломала с сексом. До сегодняшнего дня мы больше не слышали и не видели друг друга.

Я ужасно хочу есть!!!

Он – Алексей, 27 лет, маркетолог; она – Мария Евсеева, фоторедактор «Мари Клер»

– Ты голодная? – спросил меня мой просто знакомый Алексей (которого я сама же и пригласила встретиться словами «Давай напьемся», зная, что он давно был не прочь стать для меня чуть больше, чем «просто знакомым»), как только я уселась за стол. Будь я на обычном свидании, я бы церемонно покачала головой, даже если за весь день до этого съела только кофе с булочкой. И заказала бы себе в лучшем случае какой-нибудь салат, который изящно ковыряла бы целый вечер. Но это не было обычным свиданием. На вопрос «Ты голодная?» я радостно закивала головой и принялась жадно наворачивать сухарики с чесноком, которые Леша себе заказал к пиву, пока ждал меня. (А я опоздала на целый час – не нарочно, просто в пробку попала. Тот факт, что, предложив напиться, я приехала на машине, не делает мне чести, ну да ладно.) Все происходило в одном модном пивном ресторане. Через несколько минут миска (не тарелочка, а целая миска с жирными гренками) опустела. В отличие от большинства знакомых мне мужчин, которые терпеть не могут, когда женщины (и кто бы то ни было) таскают еду у них из тарелки, этот товарищ, как выяснилось, был совсем не против.

Я в принципе не любитель ресторанов – особенно на свидании, а тем более на первом. Все-таки два человека пришли общаться, а не, простите за выражение, жрать. А еда отвлекает. Кофе попить – другое дело. К тому же есть аккуратно и правильно у меня почти никогда не выходит – я все роняю, проливаю, рассыпаю. Даже когда чай заказываю, у меня этот чай потом везде. А уж когда мне человек нравится, когда я хотя бы чуточку волнуюсь… Поэтому в компании неблизких мне мужчин я стараюсь не заказывать незнакомые блюда или те, которые сложно есть, – куриные ноги, например. На первом и втором свидании девушке лучше быть нимфой, которая питается фиалками. А поесть можно и дома. И вообще, ресторан – это обязывает. Поэтому стараюсь ходить с мужчинами в те места, где я точно знаю, что смогу, в случае чего, за себя заплатить.

В этот вечер все было иначе. Подкрепившись сухариками, я решительно заказала себе «Цезарь» с курицей и на второе – свиную отбивную с картошкой. Когда принесли еду, я набросилась на нее, будто меня держали на хлебе и воде неделю. А порции, как и положено в пивных ресторанах, были, мягко говоря, недетские. Мой друг пил пиво и вяло пощипывал пиццу, от которой я не преминула отъесть два здоровенных куска. Параллельно мы общались, точнее, он пытался со мной общаться. Рассказывал, что недавно расстался с девушкой, что ему нравится, когда девушка – хорошая хозяйка, когда она хорошо готовит. Я пыталась поддерживать разговор, но внятной беседы не получалось: рот у меня почти все время был набит, так что я все больше кивала или качала головой. При этом салат и прочая пища «скакали», как водится, у меня по столу. Думаю, это не самое приятное на свете зрелище, но я не сильно парилась, ведь это был просто эксперимент. Тем более что парень вел себя как ни в чем не бывало и смотрел на меня временами с любопытством, а временами и вовсе с умилением. Он все спрашивал, что ж это я так заработалась, что даже поесть как следует не успеваю. А когда я управилась с основным блюдом, поинтересовался: «Десерт не хочешь?» Конечно же, я хотела десерт! Штрудель со сливочным соусом пошел на ура.

Когда принесли счет, я, как честная девушка, предложила за себя заплатить. Он покрутил пальцем у виска. Но легкий неприятный осадок у меня все равно остался. Я же все-таки не была собой, я разыграла несчастного мальчика. Но он так ничего и не заметил и после этого свидания даже, наоборот, активизировался и стал звонить гораздо чаще.

Я, однако, осталась при своем мнении. Пускай мужчинам нравится, когда девушка хорошо ест (так, по крайней мере, они говорят), но на свидании она не должна быть обжорой. Хотя, если бы я весь вечер сидела с кислой физиономией и ковыряла какие-нибудь листья мяты, на Лешу это бы, скорее всего, произвело гораздо меньшее впечатление, чем мой зверский аппетит.