Хит

Режиссер Балабанов самых любимых актеров метил

«В каждом фильме – привет другу Горенбургу!»

– Когда-то очень давно Леша впервые привез меня в Екатеринбург. Он много рассказывал, какой здесь был замечательный деревянный модерн, а потом все разрушили. Говорил, что дом его детства находился на Московской, 2, но и его уже нет – снесли. И Леше было настолько больно от этого, что поэтому он никогда не снимал фильмы в родном Екатеринбурге.

Кстати, Леша был по своим убеждениям – монархист, и связано это также было с Екатеринбургом – потому что здесь такое место, царя расстреляли.

Рассказывал про школу, родителей, друга детства Евгения Горенбурга (музыкант, директор ежегодного фестиваля «Старый Новый рок». – Прим. WD). Кстати, Жене Леша всегда передавал запрятанные между строк «приветы» в каждом своем фильме. Понимал их, конечно, только сам Женя.

Были они знакомы и с Борисом Ельциным (с ним дружила мама Балабанова. – Прим. WD). Леша рассказывал, как они с другом – он был мужем его дочки – дома у первого президента России (тогда еще секретаря обкома партии) воровали водку из холодильника, а в то время был сухой закон.

Друзья много значили для Алексея. Например, у нас дома долгое время жил хороший друг Виктор Сухоруков. Я его нежно любила. Когда Леша ложился спать, я шла к Вите в комнату, и мы сидели под его абажуром, пили чай и трепались.

«Балабановская метка»

«Груз 200» был один из самых жестких фильмов мужа. Сначала вместо Алексея Серебрякова на роль хозяина хутора муж пригласил сниматься Маковецкого. Но тот отказался, прочитав сценарий, он даже звонил мне и убеждал: «Скажи Леше, чтобы он отказался от идеи фильма, это безумие!».

В итоге Маковецкий озвучил одного из главных героев – Артема. Леша любил такие «смешения» – играет один, озвучивает другой. И вот во время озвучания Маковецкому звонит жена Леночка и говорит: «Тебя в театре потеряли – спектакль через час!». При этом Маковецкий был в Москве, а спектакль – в Питере. Не успел, конечно, спектакль сорвался. Эта история – про то, что от Леши на всех участниках съемочного процесса оставалась «отметка», актеры ее так и называли – «балабановская метка». Отказался сниматься – вот тебе за это метка, отмена спектакля. У Серебрякова тоже есть метка – шрам около глаза, на съемках фильма «Жмурки» он случайно чуть глаз не потерял…

Последний фильм Балабанова «Я тоже хочу», в котором он сам снялся, оказался пророческим. Он – об уходе человека из жизни. У Леши был черный кожаный портфель, который муж всегда носил с собой. И в сцене, где его герой умирает, я предложила, чтобы в финальном кадре остался лежать на белом снегу черный портфель – это мне показалось очень красивым. Потом, когда Леши не стало, мне привезли тот самый портфель. Сейчас он хранится дома… Я вообще сохранила нашу с Лешей комнату в том виде, в каком она была при нем.

Представляю: если бы я сейчас с ним встретилась… Он бы сказал: «Выходи за меня замуж!», а бы ответила: «Не зря все-таки мы венчались – встретились…».

Георгий Дронов: «Посуду дома мою я»
Подробнее